МИР ЗАМКОВ


Осада и контрзамки


Вступление

Исследования показали, что тема "Осада и контрзамки" исследована мало и не в полном объеме. Некоторые вопросы, связанные с осадой и контрзамками и сегодня остаются открытыми: - как строились контрзамки при сопротивлении военного противника? - как использовались контрзамки (активно и/или пассивно) в военном конфликте? - какие средства применялись при осаде, и как она вообще проходила? - какое влияние оказывали средневековые метательные машины? Какова была их разрушительная сила? Хоть эта статья и не может дать окончательных выводов по всем пунктам, но прояснит некоторые из них и разрушит существующие клише. Тема рассматривается и раскрывается на трех примерах из региона Мозель, которые будут рассмотрены и описаны подробно, а также некоторых других примерах из региона Эльзас/Васгау. Сначала будут описаны конкретные примеры: Турант (Thurant), Эльтц (Eltz)и Раушенберг (Rauschenberg). Затем следуют основные соображения их об осаде, и особенно о роле в ней контрзамков.


Замок Турант (Thurant) и Бляйденберг (Bleidenberg)

Топологическая ситуация:ТурантБляйденберг
Высота над уровнем моря, м207249
Широта (Ost)7 гр. 27 мин. 13,8 с7 гр. 27 мин. 26,3 с
Долгота (Nord)50 гр. 14 мин. 58,2 с50 гр. 15 мин. 9,8 с

Замок Турант, основанный в начале 13 в. пфальцграфом Генрихом, расположен над городком Алкен (Alken) в нижнем течении Мозеля в седловине горы, имеющем со всех сторон обрывы. Расстояние по прямой от замка Турант до позиций метательных машин - 430 м, при этом последние расположены на 40 м выше. Для прояснения топологической ситуации см. рис. 1 и 2.

К исторической ситуации

Рис.1. Положение замка Турант и Бляйденберг

Документально замок впервые упоминается в 1208 г., наиболее вероятно он был построен ок. 1200. Основателем считается пфальцграф Генрих, сын Генриха Льва, а значит Вельф. По приданию замок получил свое имя Турант в честь одноименного замка близ Тира, который безуспешно осаждали крестоносцы. Последующая история замка в различных источниках описывается с расхождениями. Единогласно сообщается, что замок в 1214 г. перешел в руки Виттелсбахов (Людвиг I Баварский). К моменту осады, помещающей Бляйденберг в центр нашего внимания, замок еще раз менял владельца и перешел к Кельнскому архиепископу Энгельберту - точная дата неизвестна. По одним источникам это произошло уже в 1202 г., хотя Энгельберт фон Берг к этому моменту не был еще архиепископом Кельна и из-за своего возраста (17 лет) и не мог им быть. По другим - в 1218 г., что, по крайней мере, вероятнее, так как Энгельберт фон Берг стал в этом году архиепископом.

Рис.2. Топографическая ситуация Турант-Бляйденберг

Во время Энгельберта была построена и "Красная Башня", оборонительную башню южнее Туранта. Она играет еще некоторую роль во время осады 1246-1248 г. Единогласно сообщается, что после насильственной смерти Энгельберта в 1225 замок вновь перешел к Виттельсбахам, т.е. курфюрстам Пфальца. Пфальцграф Отто садит там своего управляющего. С 1236 г. это был Цорно фон Алцай (Zorno von Alzey). Этот Цорно конечно был "одним из лучших коней в конюшне курфюрста" как фогт замка посреди спорного района на стыке между Триром, Кельном и Пфальцем. Предположительные (или настоящие) нападения Цорно на трирских купцов послужили для архиепископа Трира поводом к осаде замка. Осада во всех источниках описывается как долгая: 2-3 года, сказочным было и потребление вина осаждающими: за это время они должны были выпивать по 3 л вина на человека в день. Осада началась в 1246 г. (по другим источникам в 1245 г.). После того, как Цорно была обещана поддержка пфальцграфа, трирцы получили помощь от архиепископа Кельна Конрада фон Хохштадена (Konrad von Hochstaden).

Замок обстреливался метательными машинами с соседней горы Бляйденберг, по другим источникам брался измором.

В 1248 г. осада завершилась успешно для кельнцев и трирцев, возможно в меньшей степени благодаря обстрелу и осаде, чем поражению пфальцского войска, разбитого кельнцами, и как следствие - утраты надежды на получение поддержки.

К 1248 г. относится старейший сохранившийся немецкий мирный договор (Sühnevertrag), по которому замок частями переходит к курфюрстам Трира и Кельна.

Интерес в этой связи имеют источники, в которых речь в первую очередь идет об устройстве и действии средневековых метательных машин.

Фолькер Шмидтхен пишет: По известным источникам можно установить приблизительную дальнобойность, хотя в них и отсутствуют размеры требушетов. Когда кельнский архиепископ Конрад фон Хохштаден осаждал в 1251 г. Кельн, на противоположной стороне Рейна в Дойтце (Deutz) был установлен большой требушет, чьи снаряды - по сообщениям современного кельнского хрониста Готфрида Хагена - попали в здания на Ротенберг (Rotenberg), переулке между рейном и Хоймарктом (Heumarkt). Это соответствует 450 м. Конрад осаждал потом также совместно с трирским архиепископом Арнольдом замок Турант близ Алкена на Мозеле. Здесь были установлены несколько требушетов на невысокой горе на расстоянии 500 м. Эта высота и сейчас носит имя Бляйденберг (одно из немецких названий требушета - Blide - пр.пер.). В соответствии с этим фрагментом осада должна была происходить ПОСЛЕ 1251 г., что противоречит мирному договору 1248 г. Очевидно, допущена ошибка и имеется в виду осада Кельна 1241 г. Кроме того, в 1251 г. Арнольд Трирский потерпел поражение и ушел в политическую тень, что также делает невероятным его участие в осаде Туранта после 1251 г.


Замки Эльтц (Eltz) и Трутц-Эльтц (Trutz-Eltz)

Топологическая ситуация:ЭльтцТрутц-Эльтц
Высота над уровнем моря, м140178
Широта (Ost)7 гр. 20 мин. 14,2 с7 гр. 27 мин. 12,9 с
Долгота (Nord)50 гр. 12 мин. 22,6 с50 гр. 12 мин. 29,9 с

Знаменитый замковый ансамбль расположен недалеко от деревни Виршем (Wierschem) вблизи Мозеля в излучине реки Эльтцбах на вершине невысокой горы (Эльтц) и соответственно на лежащем выше выступе горы.

Для прояснения топологической ситуации см. рис. 3. Расстояние по прямой между замками 290 м, при этом контрзамок расположен на 40 м выше (см.также описание - прим.пер.).

К исторической ситуации

Рис.3. Положение замков Эльтц и Трутц-Эльтц

Владельцы замка построенного в середине 12 в. замка Эльтц 15.06.1331 формально объединились с владельцами замков Шенэк, Эренбург и Валдек, а также другими рыцарями (всего 21) против архиепископа Трира Балдуина фон Люксембург. Последний захватывал земли в регионах Хунсрюк (Hunsruck) и Айфель (Eifel) по обоим берегам Мозеля. Вышеупомянутые рыцари служили ему препятствием. В 1331 г. Балдуин совершил поход против замка Эльтц и попытался штурмовать его, что закончилось неудачей. После этого в 1331 г. была начата постройка контрзамка Трутц-Эльтц - называемого также Балдуин-Эльтц - вероятно при помощи горожан Мюнстермайфельда (Munstermaifeld). В 1332 г. часть осаждающих войск отступила предположительно для участия в строительстве Раушенберга (см. ниже).

Рис.4. Вид с воздуха. Слева - Эльтц, справа - Трутц-Эльтц

В 1333 г. рыцари-союзники в Эльтцской распре запросили о мире, который был формально заключен в 1336 г. В 1337 г. Трутц-Эльтц был передан в лен владельцам Эльтца.

В 1534 г. Трутц-Эльтц был зарегистрирован как заброшенный, вероятно он находился в этом состоянии уже длительное время, так как был постоянным напоминанием о неудачной распре.


Замок Раушенберг (Rauschenberg) - замки Эренбург (Ehrenburg), Вальдек (Waldeck), Шенэк (Schöneck)

Топологическая ситуация:РаушенбергШенэк
Высота над уровнем моря, м252309
Широта (Ost)7 гр. 28 мин. 55,9 с7 гр. 30 мин. 29,9 с
Долгота (Nord)50 гр. 11 мин. 0,2 с50 гр. 11 мин. 43,1 с
Топологическая ситуация:ВальдекЭренбург
Высота над уровнем моря, м248228
Широта (Ost)7 гр. 26 мин. 7,5 с7 гр. 27 мин. 19,7 с
Долгота (Nord)50 гр. 9 мин. 6,5 с50 гр. 12 мин. 43,9 с

Относительно неизвестный и малоисследованный замок Раушенберг в 2,5 км от села Мермут (Mermuth) в Хунсрюке.

К исторической ситуации

Рис.5. Положение замков Раушенберг, Эренбург, Вальдек, Шенэк

Архиепископ Трира Балдуин построил Раушенберг в 1332 г. как контрзамок против замков Эренбург, Вальдек, Шенэк, чьи владельцы состояли в союзе против него в ходе т.н. Элтцской распри. Замок Раушенберг лежал в центре треугольника, образованного этими тремя замками.

Замок Раушенберг упоминается также под именем Бальденруиссе (Baldenruisse). Он был быстро построен на враждебной территории и служил в первую очередь как небольшой гарнизон для войск и как помеха сообщению между выше назваными замками. Как уже упоминалось, Распря формально закончилась в 1336 г. и уже в 1337 г. Балдуин отдал Раушенберг в лен родственнику одного из бывших врагов, Конраду фон Эш (Esch). После смерти последнего замком управлял его племянник, Йохан фон Шенэк.

Сообщения 15 в. позволяют предположить, что уже к этому времени замок был заброшен. Устройство здесь административного центра, как вероятно изначально планировалось, так и не состоялось, и таким образом замок утратил свое значение.


Осада

Далее будут представлены подробные рассуждения о методах осады. Положения будут базироваться на вышеприведенных примерах. Не во всех примерах были возведены контрзамки или контрпозиции (Алтвиндстайн, Altwindstein), но в большинстве из них контзамок представлял собой существенную часть тактики осады (Трутц-Эльтц, Бляйденберг, Раушенберг, Рамштайн (Ramstein, Эльзас), вероятно также Бервартштайн (Berwartstein).

Постройка контрзамка (контрпозиции)

Интересен конечно же следующий вопрос: Какими способами осажденный противник пытался воспрепятствовать или хотя бы помешать возведению контрзамка? Совершенно очевидно, что противник не просто так смотрел на строительные работы.

Рис.6. Замок Трутц-Эльтц

С другой стороны интересно, как "агрессор" защищал строительство замка и, в конце концов, доводил его до конца - как это было в рассматриваемых примерах.

Здесь следует исходить из следующих предпосылок:

-Замки имели, вопреки распространенным представлениям, относительно маленький гарнизон, максимум до 20 человек, включая женщин и детей было нормальным числом, больше - уже исключения

- Небольшое войско - около 50-100 человек - нападающие, архиепископы Трира и Кельна, могли себе позволить в выше приведенных случаях. И этого должно было быть достаточно для защиты строительства. В случае замка Эльтц с небольшой затратой сил можно было валом и рвом перерезать непосредственный подъезд к замку. В этом случае обитатели Эльтца оказывались заперты и едва ли могли предпринять какие-нибудь контрмеры.

- Обитатели осажденных замков имели относительную безопасность и удобства. Зачем им было решаться на вылазку, чтобы мешать строительству контрзамка, если при этом можно было пострадать самому? Если другие возможности - например подход дружественных войск, как во время Эльтцской распри, был весьма вероятен, то осажденные конечно старались избежать излишней опасности. В этом средневековый человек навряд ли сильно отличается от современного.

Как мы еще увидим на конкретных примерах, контрзамки возводились стремительно, что делалось за счет качества. В известковый раствор добавлялось много глины, чтобы быстрее поднять стены повыше. Это приводит к тому, что раствор сильно крошиться при прикосновении, и контрзамки (Трутц-Эльтц, Раушенберг) находятся в угрожающем состоянии.


Методы осады и их эффективность

Рассмотрим, как велась осада, какие способы и меры находились в распоряжении осаждающих, на сколько эффективны они были и какова их вероятная связь с (успешными или безуспешными) итогами осады.

1. Эффективность обстрела

Первый интересующий нас вопрос - это эффективность обстрела.

В соответствие с устройством метательных машин траектория снаряда дугообразна. Лишь с появлением огнестрельного оружия стал эффективен горизонтальный выстрел. Первые пушки появляются во второй половине 14 в., прежде всего в арсеналах богатых городов. Известный пример на территории Германии - осада замка Танненберг (Tannenberg) в 1399. Это означает, что в рассматриваемых примерах применялись камне- и копьеметные орудия.

Тем эффективнее были контрпозиции (контрзамки), расположенные - как Трутц-Эльтц или Бляйденберг - выше цели. По этим же причинам замок Рамштайн в Эльзасе при осаде замка Ортенберг (Ortenberg) не играл активной роли, так как он был как контрзамок заложен ниже Ортенберга. И напротив, из Ортенберга было удобно обстреливать Рамштайн.

Далее нас интересует вопрос: была ли к середине 13 в. техника метательных машин развита на столько, чтобы достичь дальности стрельбы 500 м? Как теоретические, так и опытные исследования нашего времени позволяют с некоторой вероятностью принять за возможную дальность стрельбы 200 м для тяжелых снарядов (200 кг) или 500 м для легких (30-50 кг). В работах Шмидтхена и Киршлагера речь идет о дальности 500 м, Пиппер пишет о меньших расстояниях - говоря однако о снарядах весом в несколько центнер (немецкий центнер - 50 кг, прим.пер.) - так что такая дальность представляется вероятной. В источниках первой половины 13 в. неясна терминология, относящаяся к метательным машинам. Хронист-современник Magdeburger Schoppenchronik в 1212 г упоминает "triboc" (вариант названия требушета, прим.пер.). Описание требушета встречается только в конце 1280 г., с уверенностью можно говорить о применении требушетов в их тяжелом исполнении с большой дальностью к концу 14 и в 15 вв. Первое упоминание требушетов при осаде, однако без конкретных данных, относятся к нач. 13 в.

Требушет с большой дальностью стрельбы был в те времена сложной и следовательно дорогой военной технологией. Тем не менее, мы имеем в лице трирского и кельнского архиепископов людей, которые вполне могли ее себе позволить.

Мощность требушетов возрастает естественно с течением времени вместе с общим техническим развитием. При этом интересно, что в 15 и 16 вв. пушки и требушет применялись совместно.

После освещения вопроса дальности встает вопрос эффективности выстрела требушета. Падающий каменный шар 40 кг, пущенный с расстояния 500 м, вполне в состоянии пробить крышу вместе с балками и естественно тяжело или смертельно ранить человека, но не обладал стенобитными возможностями. Иначе почему бы архиепископы Трира и Кельна должны были более двух леи обстреливать и осаждать Турант?

В чем тогда заключается смысл и цель такого обстрела? Естественно люди уязвимы, обитатели замка вынуждены были все время соблюдать осторожность. Кроме того, конечно было не очень приятно, постоянно слышать удары камней по своей крыше и двору. Наряду с непосредственной личной угрозой таким образом ограничивалась свобода передвижения и вместе с тем возрастала психологическая нагрузка на осажденных. Т.е. мы имеем дело непосредственно с психологической войной - сравнимой с впечатлением от звуков, издаваемых авиабомбами во Вторую мировую войну.

2. Измор

Часто в связи с осадой говорят об изморе. Как известно человек может прожить без воды пару дней и около 30 дней без еды (при этом надо еще учесть, насколько голодающий 30 дней человек сохраняет боеспособность!)

Рис.7. Вид на Эльтц из замка Трутц-Эльтц

Если осаждающие замкнут кольцо вокруг замка, а тем более еще и перережет подходы фортификационными сооружениями (как это было предположительно с замком Эльтц) - и нормальное пополнение запасов продовольствия уже затруднительно, если вообще возможно.

Конечно, обитатели замка имели как контрмеры против такого случая запасы, а вода имелась в колодцах или цистернах. Но так как в те времена не было холодильников, то объем запасов был сильно ограничен.

Если измор был действительно надежным методом, то почему же осада Туранта или Эльтца продолжалась несколько лет?

Припасов конечно же не могло хватить на такой длительный отрезок времени, так что наверняка сохранялась возможность, доставлять продукты сквозь кольцо осады. Наиболее вероятно, что это осуществлялось ночами, в небольших количествах, по узким, плохо охраняемым тропам. Такое снабжение можно было предотвратить только лишь постоянным наблюдением, включающим сторожевые огни по всему периметру замка, что было невозможно осуществлять в течение длительного времени из-за больших человеческих и материальных издержек.

Не меньшую снабженческую проблему приходилось решать и осаждающим. Стоит задуматься о войске, которое на протяжении 3 лет обстреливало с Бляйденберга и осаждало Турант. Это войско на протяжении всего времени надо было материально обеспечивать. Что, как мы знаем, неплохо получалось. В источниках говориться об 1.000.000 мальтеров плодов (Malter - мера сыпучих тел) и 3000 фудеров вина (Fuder - большая бочка), это совершенно невероятное количество, примерно 2,8 млн. литров, что является или ошибкой переписчика, ил свидетельствует о постоянном числе осаждающих не менее 1000 человек.

Весьма существенным, как для осаждающих, так и осажденных, было отношение местного населения, т.е. источника припасов. В случае маленького, удаленного замка (например Алтвидштайн) возможности снабжения, и соответственно способность выдержать осаду, не велики.

3. Штурм

Следующей возможностью для осаждающих взять замок была прямая фронтальная атака, т.е. то, что так часто и более или менее достоверно можно увидеть в голивудских фильмах - обстрел из луков, копье- и камнеметательных машин, применение подвижных башен, штурмовых лестниц и таранов - все это наверняка имело место, особенно если хотели добиться быстрого успеха - при риске быстрого поражения. Уже в римские времена есть надежные сведения о такого рода штурмах - чаще всего речь идет о больших городах или лагерях, и многих сотнях участников.

Римляне сильно превосходили средневековых людей 13-14 вв. и технически, и тактически. Кроме того - стоит еще раз повторить - 20-30 обитателям замка (во время осады обычно и зависимые несвободные округи также уходили в замок) противостояло возможно 50-100 осаждающих. Обычно хорошо подготовленные осажденные (подготовленные камни, стрелы, копья и т.д.) благодаря топологическому положению и укреплениям находились в предпочтительном положении. Здесь также сохраняется положение о том, что средневековый человек не так уж сильно отличался образом мыслей и действий от современного: для чего командующий осаждающими должен был посылать своих людей на верную смерть, если можно было действовать и по-другому?

И в свою очередь: прямой штурм замка мог все-таки иметь место, особенно в заключительной фазе осады, однако наверняка не был нормой.

4. Подкоп

Следующий способ достичь цели осады - подкоп под стенами и/или замковыми скалами. Здесь есть два хороших примера: осада замка Альтвиндштайна (Altwindstein) в Северном Эльзасе войсками Страссбурга в 1332 г. и осада соседнего Бевартштайна (Bewahrtstein) в Южном Пфальце в 1314 г. войсками Хагенау и Страссбурга. Здесь саперы провели относительно широкие штольни прямо под замковые скалы.

В случае Альтвиндштайна речь идет о 80 саперах (!), 4 метательных машинах и 2 черепахах (подвижных навесах). Под защитой черепах и возможно отвлекающей стрельбе метательных машин за 10 недель аккордной работы саперы прорыли в прилежащий склон, далее нижнюю часть замковой скалы, и наконец, вышли с северо-запада в юго-восточную часть нижнего замка. Современные исследования показали, что саперы прошли очень далеко, им даже удалось сделать выход в скале нижнего замка, однако он был слишком мал и находился слишком высоко, чтобы людям удалось проникнуть в нижний замок.

В случае замка Бевартштайн речь идет о 6-недельной осаде, закончившейся успехом в результате измены. Сейчас во время экскурсий туристам показывают скальный камин, который когда-то якобы был единственным и легко обороняемым проходом в нависающей над замком скале. Куда более вероятно что это на самом деле вертикальная, ведущая наверх штольня была прорублена в скале саперами во время осады (ок. 1314).

Оба примера показывают, что при большом желании успешный подкоп можно было сделать даже в скальной породе. Надо однако помнить, что причиной победного завершения осады были не бойцы, прошедшие по этим проходам - как и было уже сказано о Бевартштайне, а психологический эффект того, что враг в состоянии прорыть скалы.

5. Какие еще меры принимались при осаде?

Поджог, отравление, разрушение…

Временами приходиться читать о побочных мерах при осаде. Например, отравлении источников и вод в округе, сожжении крестьянских домов, опустошении полей, и наконец, обстреле замка поджигательными снарядами.

Все это могло иметь, и имело, место в исключительных случаях, особенно при мести. Сомнительно, однако, что это было общепринято. Куда чаще при распрях и осадах речь шла об экономических и/или политических интересах. Для удовлетворения этих интересов первоочередной целью было захват замка и прилегающего ареала и ленов. Если осаждающий убивает крестьян или как минимум уничтожает их средства существования, как могут они быть после завоевания полезны и послушны? Если замок, представлявший огромную ценность, сожжен и разрушен, то какая от него польза? В этих случаях целью осаждающих было получить в свои руки замок и другие ценности (земли и поля, крестьян, дичь, воды и т.д.) по возможности в целости. Даже непосредственно при осаде нападающие не были заинтересованы в разрушении экономического окружения осаждаемого замка, так как и сами нуждались в источниках снабжения. Выжги они окрестности, хозяйственное обеспечение бы рухнуло, а они ведь не могли знать, сколько продлиться осада.

И наконец, нынешний враг мог через некоторое время понадобиться как надежный и сильный союзник, что было возможно лишь если осаждающий не прибегал к излишней жесткости и жестокости.


Символика и действие контрзамка

Вышеприведенные размышления и примеры показывают, что замок редко удавалось взять в результате прямых действий. Хотя часто приходится слышать об успешных осадах, о безуспешно прерванных прочитать в источниках можно реже. Каково было влияние контрзамка на ход осады? Контрзамок, возведенный в ходе осады, имел следующие задачи:

- казарма, т.е. прибежище и защита, для осаждающих войск (Трутц-Эльтц, Раушенберг, в случае с Бляйденбергом речь идет скорее о палаточном лагере)

- командный пункт (Трутц-Эльтц, Раушенберг, Бляйденберг)

- частично позиция для обстрела (Трутц-Эльтц, Бляйденберг)

- символ силы.

Как точно определить общую систему осадных мероприятий и контрзамка?

Конечно, осажденным было неприятно, быть отрезанными от источников снабжения, но при продолжительности осады в 3 (Турант) или 2 года (Эльтцский союз) речь явно не шла об изморе.

Конечно же, осажденные несли урон в результате обстрела, но имей требушеты стенобитные качества, осады успешно заканчивались бы за несколько дней (сравним с обстрелом Нанштайна, Nanstein, трирскими, хессенскими и пфальцскими войсками в 1523 г. обстрел продолжался со 2 по 7 мая и закончился разрушением большого бастиона и смертью Франца фон Сикингена, Sickingen).

Конечно, тот или иной замок брали штурмом, но Эльтцская распря начинается с безуспешной атаки замка Эльтц, за которым следует постройка Трутц-Эльтца.

Рис.8. Внутри Раушенберга. Слева - сейчас замурованные ворота

Действительной причиной успеха в большинстве случаев было психологическое давление, достигаемое одновременно разными мерами:

- постоянно видеть, как контрзамок (контрпозиция) довлеет над замком (Эльтц, Турант)

- постоянно соблюдать меры предосторожности, избегая обстрела (Эльтц, Турант)

- постоянно быть ограниченным в передвижении территорией замка (Эльтц, Турант, Эренбург+Шенэк+Вальдэк)

- круглосуточно быть на чеку (все случаи)

- постоянно следить за продвижением саперов и опасаться разрушения оборонительных сооружений (Алтвиндштайн, Бервартштайн)

А если к этому присоединяются и отрицательные побочные факты, как, например поражение союзного войска и потеря надежды на скорую помощь (Турант), или предательство (Бевартштайн), и поразительно долго державшийся моральный дух заканчивается.

Кстати, о чисто психологическом эффекте можно говорить только лишь в случае замка Рамштайн в Эльзасе. Он находиться топографически на 60 м ниже замка Ортенберг. Он также не перекрывает все подходы к Ортенбергу, так как их было несколько. Но его было хорошо видно из Ортенберга, и уже этим ограничивалась свобода передвижения его жителей. Кроме того, видеть, как у тебя под носом наверняка возводиться удобный замок "длительного пользования" - это наверняка производило сильный раздражающий эффект. Таким образом, контрзамок являлся составной частью комплексной стратегии, которая, в конце концов, приводила к успеху.

Стратегическое значение контрпозиции демонстрирует и стрелковая башня "Кляйн-Франкрайх" (Klein-Frankreich, Маленькая Франция, нем.) над Бервартштайном. Причиной возведения укрепления Хансом фон Троттом (Trott) была не столько возможность обстрела долины между башней и замком из пушек, сколько занятие стратегически важной позиции, откуда враг мог бы угрожать Бервартштайну.

Захват как результат капитуляции

Во многих успешно завершенных осадах - и это подтверждает выдвинутые тезисы - осажденные сдавались. Они не могли более выдерживать психологическое давление и/или теряли надежду на получение поддержки. Так было и в 1248 в Туранте, и в 1333 во время Эльтцской распри. Во втором случае рыцари Эльтцского союза запросили мира.

И в случае Альтвиндштайна в Васгау (Wasgau) исследования говорят о капитуляции гарнизона. Хотя ход не был доведен до конца, а выход из него лежит стратегически невыгодно, но он демонстрировал, что подкоп принципиально возможен, а значит замок не вполне пригоден - это подтверждает тот факт, что южные строения замка были заброшены и больше не использовались.


Постройка и роль контрзамков в ходе осады

Турант - Бляйденберг

На горе Бляйденберг, в отличии, от Трутц-Эльтца или Рамштайна, не было настоящего контрзамка. Ни в одном источнике речь не идет о "замке Бляйденберг".

Рис.9. Профиль Турант - Бляйденберг

Последние раскопки на Бляйденберге, открывшие поселение кельтских времен на плато, обнаружили также средневековую стену плохого качества на месте предположительных позиций требушетов. Таким образом с большой долей вероятности можно предположить, что осаждающие имели на Бляйденберге укрепленный лагерь и систему простых стен для защиты позиции. Были устроены валы и рвы. Кроме того осаждающие нуждались и в крыше над головой, предоставляющей хотя бы минимальное укрытие от дождя и холода. Это было необходимо для того, чтобы моральный дух осаждающих не оказался ниже, чем у осажденных.

Рис.10. Вид на Турант с Бляйденберга

Здесь еще раз следует поднять вопрос о числе осаждающих. Если исходить из количества потребленного вина, то надо предположить несколько сот человек. Однако, принимая во внимания стоимость содержания и проблемы снабжения, это представляется невероятным. Скорее всего, в информацию о потреблении вина вкралась ошибка.

С точки зрения типизации контрзамка/позиции следует отметить, что Бляйденберг играл активную роль в ходе осады. Более высокое положение и расстояние (430 м < 500 м) говорят о том, что с помощью имеющихся в это время метательных машин можно было обстреливать замок Турант. Вопреки, а вернее благодаря, археологическим раскопкам, можно говорить, что на Бляйденберге не было настоящего замка, а лишь стрелковая позиция, сравнимая с т.н. "Аахенским укреплением" или "Блиденэком" при осаде замка Райнберг (Blidentck, Reinberg)

Эльтц / Трутц-Эльтц

После безуспешного первого штурма замка Эльтц в 1331 г. архиепископ Трира Балдуин начал, вероятно при помощи горожан Мюнстермайфельда, строительство контрзамка Трутц-Эльтц. В этом проявилась смена тактики Балдуином: от попытки быстрого покончить с проблемой посредством штурма к постройке контрзамка как части длительной психологически-тактической войне.

Рис.11. Профиль Эльтц - Трутц-Эльтц

Исследования остатков замка Трутц-Эльтц дают несколько примечательных деталей: Монтажные швы между стеной со стороны горы и остатками жилой башни, а так же не качественный, с большими примесями глины известковый раствор указывают на то, что сначала в большой спешке была построена защита для контрпозиции. Это имеет и военный смысл. Осадные машины (особенно требушеты) и личный состав нуждаются в быстром сооружение надежного укрытия - особенно со стороны прилегающего склона. С ходом длительной осады и отсутствием быстрых результатов замок подвергся расширению и был снабжен жилыми помещениями, а так же даже декоративными элементами (арочный фриз). Это имело два эффекта. Пассивный - больший комфорт для осаждающих - и активный (в ходе психологической войны) - "Смотрите, дорогие враги, я обустраиваюсь у вас под носом всерьез и надолго."

Камни и тяжелые стрелы, найденные при раскопках в пределах стен замка Эльтц, свидетельствуют о действительно имевшем место обстреле. Таким образом, контрзамок Трутц-Эльтц играл в ходе осады активную роль. Значительное возвышение и относительно небольшое расстояние (менее 300 м) также говорят в пользу применения метательных машин против замка Эльтц.

Раушенберг - Эренбург, Вальдек, Шенэк

Контрзамок Раушенберг играл пассивную роль при осадах в ходе Эльтцской распри. Расстояния (2,1 - 3,7 - 4,8 км) и расположение исключают активную роль как стрелковой позиции. Тем интереснее вопрос значения замка в ходе компании.

Рис.12. Положение Раушенберга между замками Эренбург, Вальдек и Шенэк

Контрзамок должен был служить гарнизоном для войск архиепископа Трира Балдуина. Он перерезывал коммуникации между замками. Однако в особенности он служил символом, зримым раздражителем, постоянным напоминанием противнику о присутствии архиепископа.

Главная башня построена так, что она имела лишь незначительное военное или фортификационное значение и могла служить разве что сторожевой башней. Однако она была единственной возвышающейся постройкой, заметной с большого расстояния - также из замка Шенэк.

И Раушенберг построен в спешке. Как и в Трутц-Эльтце, в известковой смеси велико содержание глины. Этим способом сокращалось время застывания раствора. Скорость застывания известкого раствора, применяемого в средние века, довольно велика. Это приводило к тому, что после возведения участка стены примерно 2 м высотой приходилось выдерживать большую паузу. Исследования развалин замка показывают, что сначала со стороны перерезывающего рва была возведена относительно невысокая стена с зубцами. Эта стена была в последствии надстроена, а зубцы соответственно замурованы. Таким образом, и здесь мы видим пример того, как осаждающие после торопливого возведения базовых укреплений, постепенно устраивались с все большим комфортом.

Ортенберг (Ortenberg) и Рамштайн (Ramstein) в Эльзасе

Ортенберг (Ortenberg) и Рамштайн (Ramstein) в Эльзасе

Здесь хотелось бы привести заключительные по поводу ансамбля Ортенберг и Рамштайн в Эльзасе.

Рис.13. Рамштайн (слева)и Ортенберг

Топографическое положение замка Рамштайн естественно не предоставляло ему возможностей для активной роли в ходе осады во время войны между Отто фон Оксенштайном и Габсбургами в 1293 г.

И здесь Рамштайн был возведен только в позднюю стадию осады, только после того, как Отто фон Оксенштайн пострил базу в Шервиллере (Scherwiller).

При этом исходили, по-видимому, также из тактических соображений: демонстрация постоянного присутствия, стеснение в передвижении, применение тактики "булавочных уколов" - создание постоянных помех и изнурение противника.

И Рамштайн постепенно развился в относительно комфортабельный замок - жилую башню.

Примечание переводчика

К сожалению, я не знаю имени автора (авторов) этой статьи. Она попала в мои руки без титульного листа. Примечания позволяют предположить, что она являлась итоговым материалом по результатам семинара, проеденного Немецким замковым обществом (DBV).