МИР ЗАМКОВ


Райнард фон Шëнфорст

Биография рыцаря, политика и финансиста 14 в.

Райнард фон Шëнфорст, или фон Шëнау, не относится к той категории исторических деятелей, что пользуется популярностью у историков и широкой публики – он не принадлежал к какому-либо правящему дому, не был полководцем или министром в большом королевстве вроде Англии или Франции. Это деятель регионального уровня – он жил и действовал главным образом в той части Германской Империи, что ок.1000 года именовалась Нижней Лотарингией – территории по левому берегу Рейна и бассейн Мааса. Впрочем, к 14 в., о котором пойдет речь, Лотарингии как целого давно не существовало, а имя «герцог Лотарингский» превратилось не более чем в почетный титул. Основными игроками здесь были герцогства Брабантское и Лимбургское (состоявшие в личной унии), графство, а к середине века герцогство Юлих, архиепископство Кельнское, епископство Льежское. Немалое влияние имели и соседи, в первую очередь герцоги Люксембурга, являвшиеся ветвью Лимбургского дома. А также герцоги Гельдерна, графы Клеве, Берг, Марк, Генегау (Ино), Фландрии. Кроме больших домов существовали и малые – графства Намюр, Лооз (Лоон), Вианден, Нойенар, владения (имперские лены) Фалькенбург, Хайнсберг. Но они все больше подпадали под власть сильных соседей. Одновременно происходило постепенное «округление» территорий, крупные сеньоры, когда мирно, когда нет, обменивались анклавами и эксклавами, поглощая вкрапления чужих владений. Картину дополняют независимые города Кельн и Ахен.

В этой ситуации попытки выкроить себе собственный удел практически с нуля были обречены на провал, но Райнард предпринял именно такую попытку. Причем действовал он не военными, а политическими и главным образом экономическими методами.

Политическая карта региона в 14 в.

Род Шëнау

Род Шëнау прослеживается до середины 13 в. Трудно сказать, какой он имел статус. Сами Шëнау выводили себя от младшей ветви Лимбургов, но документальных подтверждений этому нет. По всей видимости, они были свободными господами (Freiherr, Edelherr – титул, примерно соответствующий барону), но к середине 13 в. утратили независимость. Их владением было Шëнау, маленький лен герцогства Лимбургского, расположенный в 4 км к северу от Ахена (сейчас в черте города). Род был тесно связан с церквями Маастрихта и епископом Льежа, куда уходили выбравшие духовную карьеру сыновья рода. Часто в документах перед «фон Шëнау» стоит «Машерель», вероятно родовое имя или прозвище.

У Рассо II фон Шëнау, отец Райнард, был тесно связан с Люксембургской ветвью Лимбургов, получившей к 14 в королевскую и императорскую власть. Как вассал дома он принимал участие в коронации Генриха VII в Риме (1312) и в списке вассалов упомянут на 54 месте из 119. Совсем неплохо. От сына Генриха, короля Богемии и герцога Люксембурга Иоанна, Рассо за верную службу в 1329 получил ряд мелких владений и ренту в 40 фунтов.

У Рассо было 6 сыновей. И Райнард был самым младшим, так что его шансы получить отцовское наследство или его часть были весьма призрачны. Но отнюдь не нулевыми. Исследование генеалогий и свидетельств 12-15 вв. показало, что из первородных сыновей наследство получало 79%, вторых - 48%, третьих – 32%. Для шестого сына такая вероятность составляла 12,5%. Впрочем, этим шансам реализоваться был не дано – наследство после смерти отца в 1344 получил старший сын Рассо III.

Точная дата рождения Райнарда нам не известна. Скорее всего он родился около 1310. Но это «около» весьма расплывчато - плюс-минус пять лет. Впервые в документах он упоминается в 26.10.1320 в связи получением места каноника Св.Серватия в Маастрихте. Но так как отпрыски благородных семей, для которых предполагалась высокая вероятность духовной карьеры, записывались в каноники в весьма юном возрасте, делать выводы о возрасте Райнарда по этой дате невозможно. Место каноника не требовало постоянного присутствия при церкви, ребенок мог одновременно с основами духовного образования получать в семье и рыцарское воспитание. Именно так, между приходом и родовым замком, и воспитывался наш герой. При этом и в Маастрихте он не был один – там уже в качестве каноников жили двое из пяти его старших братьев – второй и третий сыновья Амелиус и Герхард. Они в итоге так и пошли по духовному пути. Амелиус стал вскоре монахом монастыря Св.Тронда, а в 1330 и аббатом этого монастыря. Герхард занимал различные должности в церквях Ахена и Льежа. Еще один брат, Иоанн Младший (был и Иоанн Старший), был к 1320 каноником в Ахене, он также впоследствии принял сан.

Населенные пункты, упомянутые в статье

Начало карьеры

Но вернемся к Райнарду. В Маастрихте он провел ок. 20 лет. Отмечают, что юноша выделялся прилежанием и сообразительностью. С 1326 пробстом Св.Серватия становится Вальрам Юлихский, 22-летний младший сын графа Юлиха Герхарда. По всей видимости молодые люди подружились, а может Вальрам просто отметил способного каноника. Так или иначе, к середине 1330-х Райнард перебирается в Юлих, на службу брату Вальрама Вильгельму, наследовавшему в 1328 своему отцу. Следует отметить, что в это время он все еще остается каноником и выбор между светской и церковной карьерой остается открытым.

На службе графа Райнард выполняет различные поручения, постепенно он становится доверенным лицом Вильгельма, все чаще его подпись в качестве свидетеля встречается под различными документами. Выполняет он и дипломатические поручения, поначалу в качестве курьера, потом самостоятельно. В 1337 он получает от короля Англии Эдуарда III сумму 173 1/3 ливров. Не вполне понятно, полагалась данная, немалая для молодого человека сумма, лично Райнарду за какие-либо услуги, или он выступал от имени своего господина. Так или иначе, но в первые годы службы Райнард сумел накопить достаточно средств, чтобы начать свою карьеру заимодавца. В 1338 он впервые выступает в данном качестве. 27 июля Райнард фон Шëнау дает капитулу Св.Серватия в долг 32 турских ливра под 12,5% годовых. А кроме того ему было передано в управление кой-какое имущество капитула с правом получения дохода до выплаты долга.

В 1339-40 граф Вильгельмом, как и многие другие сеньоры региона, принимает участие в походе на Францию Эдуарда III. Райнард также входит в состав немецкого контингента. Он принимает участие в осаде Камбрэ и Турнэ. А в одной из малых битв, происходивших вокруг этих осад, ему удалось отличиться. У Понт-а-Трессене ему удалось взять в плен Шарля де Монморанси, будущего маршала Франции. Вот как описывает этот эпизод Фруассар:

...мессир Рейнольд Скувенорт (так на французский манер произносилось имя нашего героя), узнав знамя Монморанси, под которым этот рыцарь стоял с мечом в руке, нацелил на него свои удары. Он неожиданно атаковал его своей правой рукой, а левой схватил поводья его коня и, пришпорив своего собственного, вынес его из общей схватки. Сеньор Монморанси нанес своим мечом много ударов по шлему и спине мессира Рейнольда, который одновременно и наносил и получал их. Однако сеньор Монморанси остался его пленником, и немцы сражались так хорошо, что удержали свою позицию и взяли в плен 80 дворян.

Не приходится сомневаться, что за такого пленника Райнард получил неплохой выкуп.

В 1340 компания была окончена, и немцы вернулись домой. Но Эдуард остался должен своим союзникам немалую сумму. Одному только графу Юлиха причиталось 18 тыс. роялов (золотая монета весом ок.7 г). Райнард вместе с еще одним доверенным лицом графа, Герхардом фон Алденхофен, отправляется в Англию, получить с короля долг. Но денег в отягощенной войной казне не оказалось, и посланники вернулись ни с чем. Вскоре Райнард вновь отправляется в Англию, с той же целью, на этот раз один. Но казна Англии все еще пуста. Райнард не удовлетворяется отказом и соглашается взять долг, или хотя бы его часть, товаром. Ему выдают шерсти на сумму 4 тыс. роялов. А кроме того право ее беспошлинного провоза. Суконное производство Фландрии сильно зависело от поставок английской шерсти, а так как в связи с войной пошлины были увеличены, то цены на важное сырье взлетели до небес. По приезду в Брюгге Райнард продал английский товар за 6 тыс. роялов. Разница в 2 тыс., по утверждениям хрониста Эрминкура, осела в кошельке посланника. Может быть это утверждение и не соответствует действительности, но и в этом случае Райнард должен был получить немалое вознаграждение от своего патрона за проявленные настойчивость и сообразительность – привезенные им деньги вовсе не были лишними.

В конце 1343 Райнард переходит на службу епископа Льежа Адольфа фон дер Марк. А в 1344 становится маршалом епископа. Надо отметить, что на этот момент он еще не был посвящен в рыцари. Впрочем, занимался Райнард главным образом денежными вопросами, его подпись встречается под многими финансовыми документами. Вскоре, 3 ноября 1344, Адольф умирает. Райнард, пользовавшийся уже немалым влиянием в епископстве, помог получить посох племяннику умершего, Энгельберту фон дер Марк. Как следствие он не только сохранил должность маршала, но и получил от нового епископа солидную компенсацию за свои услуги, а также пост шефена (административная и судебная должность, дававшая возможность получать немалые доходы) в Льеже. В 1346 в связи со своими новыми обязанностями на службе архиепископа Кельна, о чем речь пойдет дальше, Райнард постепенно отказывается от должностей в Льеже. В начале года он сложил с себя обязанности маршала, а затем заключил с епископом и капитулом договор, по которому признавал в обмен на доходы с должности шефена погашенными все долги старого и нового епископа по предоставленным им кредитам, за исключением долга в 1600 роялов, выплата которого заканчивалась в июне, и соглашений по движимому имуществу покойного епископа. Уже из этого договора можно видеть, какими суммами оперировал Райнард к этому времени. Очевидно, что на службе у графа Юлиха он сумел практически с нуля сделать немалое состояние, причем не в ущерб своему господину, а кроме того создал себе репутацию отменного финансового эксперта, за что и был приглашен на службу епископом Льежа, а потом и архиепископом Кельна.

Уйдя со своих постов в Льеже, Райнард не порвал своих отношений с епископским престолом. В том же 1346 он принимает участие в рядах епископского войска в битве при Воттеме против горожан Льежа. Перед этой битвой Райнарда наконец посвятили в рыцари. Битва сложилась для епископа крайне неудачно, городская пехота одержала сокрушительную победу. Но это, видимо, никак не отразилось на нашем герое. Уже в июле 1347 он не только вновь состоит в армии епископа, но произведен в баннереты и командует собственным отрядом в битве при Туррене. Эта битва, в которой союзником епископа Энгельберта выступал герцог Брабанта, окончилась победой.

Здесь стоит упомянуть еще один немаловажный источник доходов Райнарда – монастырь св.Тронда, где аббатом был его старший брат. Амелиус фон Шëнау охотно брал кредиты у своего младшего брата, а в залог передал ему в управление немало монастырских владений. После битвы при Туренне Райнард, посвященный в планы епископа и герцога, прямо с поля боя отправился в Санкт-Тронд и предупредил горожан, поддерживавших мятежных льежцев, что герцог собирается разрушить город. Горожане сумели вовремя принять меры – отправили герцогу покаянное посольство и избрали его своим верховным фогтом. Впрочем, логично предположить, что Райнард действовал здесь с ведома герцога, а может и по его поручению.

На конец льежского период приходится и женитьба Райнарда, точная дата которой нам неизвестна (1345-46). Его супругой стала Катарина фон Вильденбург. Этот брак существенно повысил социальный статус Райнарда – матерью Катарины была Иоанна фон дер Марк, дочь графа фон дер Марк, таким образом супруга Райнарда приходилась кузиной епископу Льежа. Состояла она и в близком родстве с графами Юлиха. Для Катарины это был второй брак. В первом она была замужем за Оотсом фон Элсло и имела в нем трех детей. О младшем сыне Арнольде практически ничего не известно. Старший, Оотс, наследовал своему отцу, но ввиду малолетства его владениями управляли Райнард и Катарина. Хорошие отношения между пасынком и Райнардом сохранялись и с его совершеннолетием. В 1361 Оотс продал Элсло отчиму, а позднее бездетный сын Катарины завещал прочие свои владения сыновьям Райнарда. Дочь Иоанна была с 1348 замужем за Вильгельмом III, графом Нойенар. После смерти графа не осталось наследников мужского пола, Иоанна к этому моменту также уже была мертва. Так что малолетняя дочь графа Катарина наследует графство в 1353 подпадают под опеку Райнарда, Катарины и ее старшего сына Оотса. Райнард держался в стороне от управления графством – этим занималась Катарина. Она же и организовала брак своей внучки в 1359. Катарина фон Вильденбург оказалась не только выгодной партией своим статусом и наследством (вместе с ней он получил и некоторые доходы Вильденбургов), но и надежным помощником в управлении собственными владениями. Катарина, как мы уже видели, управляла наследством своей внучки, также она занималась решением хозяйственных и финансовых вопросов во владениях своего супруга и выступала его советницей.

У архиепископа Кельна

Как сказано выше, с 1345 Райнорд переходит на службу архиепископа Кельна. Архиепископство к этому времени находилось в весьма тяжелом положении.

С 1332 кафедру занимал Вальрам фон Юлих, старый знакомец Райнарда по Маастрихту. Он придерживался подчеркнуто нейтральной политики в делах империи, не принимая ни сторону папы, ни сторону императора. В делах региональных на первом этапе молодой архиепископ полностью ориентировался на своего старшего брата, Герхарда Юлихского. Но после того как коалиция рейнских графов потерпела поражение в борьбе с герцогом Брабанта, отошел и от региональной политики, сосредоточившись на делах архиепископства. Это было воспринято, вероятно небезосновательно, как слабость, и архиепископство стало терять влияние в Вестфалии, а окрестные сеньоры начали захватывать церковные земли. Попытка приструнить графа фон Вальдэк, самовольно построившего на архиепископской земле замок Канштайн в 1342, привела к сплочению местной знати и тяжелому поражению Вальрама в начале 1345 при Реклинхаузене – войско архиепископа было разбито, 300 благородных воинов попало в плен, а архиепископу пришлось платить многочисленные компенсации. Это опустошило казну епархии, а попытка собрать новое войско привела к росту долгов: одним только горожанам Кельна Вальрам задолжал 46,7 тыс. кельнских марок, еще 3 тыс. марок составил долг капитулу собора, были и другие долги многочисленным мелким кредиторам. При этом собранное на эти средства войско в бой так и не вступило. Коалиция вестфальской знати получила поддержку от большинства рейнских графов, и архиепископ был вынужден заключить невыгодный мир.

Вальраму пришлось серьезно задуматься о путях выхода из сложной финансовой ситуации. И здесь он решил прибегнуть к помощи Райнарда, положившись на его способности управленца и финансиста. Сначала Райнард получил пост амтманна (управляющего) в Бонне (крупнейшем подвластном архиепископу городе) и Брюле. Вскоре под его управление переходит управление рейнскими таможнями в Андернахе и Бонне, а затем в ноябре 1346 и таможни в Райнберге и Нойсе. Обычно для каждой пары этих таможен полагалось по два контролера, но теперь все четыре должности объединились в одних руках – Райнарда. Более того, в обмен на предоставленный им заем Райнард получил в залог город, замок и округ (амт) Брюль со всеми людьми, гарнизонами, доходами и имуществом, для себя и своих потомков. Деятельность Райнарда в качестве кризисного менеджера оказалась весьма успешной, долги архиепископства стремительно таяли. Уже к началу 1346 Райнард становится главным советником и правой рукой архиепископа Вальрама. Причем не только в экономических, но и политических делах. Его положение формализуется в апреле 1347, когда Райнард был утвержден на должности генерального викария архиепископства Кельнского, что весьма необычно для церковных княжеств – церковь обычно доверяла этот пост своим служителям. Но этому предшествовал весьма показательный и интересный эпизод – выборы нового короля в 1346.

Первая попытка создания домена

В 1313 умер император Генрих VII Люксембургский. Его сыну, Иоанну, достались в наследство графство Люксембург и корона Богемии. А вот при выборах короля Германии 17-летнего наследника курфюрсты обошли, предпочтя Людовика Баварского. Спустя 33 лет Иоанн решил взять реванш и возвести на престол в качестве контр-короля (Людовик умрет лишь в 1347) своего старшего сына Карла. Для этого ему требовались голоса 4 курфюрстов. Три у него уже было: Дядя Балдуин Люксембургский, архиепископ Трира, Герлах Нассауский, архиепископ Майнца и Рудольф, герцог Саксонии. Требовался четвертый голос. А единственным неопределившимся на тот момент курфюрстом был архиепископ Кельна. Иоанну удалось убедить Вальрама принять свою сторону. Особая важность голоса архиепископа Кельнского состояла в том, что именно он по традиции возлагал в Ахене корону на избранного. Стоило это королю Богемии недешево, но 26 ноября 1346 Карл был коронован, хоть и в «неправильном месте», в Бонне – Ахен остался верен Людовику и отказался впустить нового короля. Иоанн до этого не дожил – он погиб в Битве при Креси в августе.

Посмотрим, что же принесло это избрание Вальраму и, само собой Райнарду. 22 июня 1346 Иоанн подписал ряд финансовых обязательств, несомненно являющихся оплатой позиции архиепископа.

Во-первых, в течение 8 дней после коронации Карл обязывался передать архиепископу в залог суммы в 100 тыс. марок имперский город Дортмунд и права назначать фогта в имперское аббатство Эссен, а также права на рейнские таможни.

Во-вторых, в погашение долгов архиепископа Иоанн и Карл должны были выплатить Райнарду 60 тыс. роялов, еще 4 тыс. прочим советникам архиепископа и 4,5 тыс гульденов графу Юлиха. Сумму в 60 тыс. предстояло выплачивать в три приема: сначала 20 тыс. 11 июля, затем 7 августа шли следующие 20 тыс., а в выплату последних 20 тыс. уже к 11 июля, т.е. вместе с первой долей, Райнарду должны были быть переданы замок и город Дюрбуи, со всеми людьми, слугами, гарнизоном, движимым и недвижимым имуществом, судебными правами и т.д. Райнард имел право пользоваться всем этим добром, пока ему не будет выплачена последняя доля, срок которой выходил через год, 25 июля 1347.

При этом в особом документе, адресованном Иоанном Райнарду, оговаривалось, что до выплаты первой доли и передачи Райнарду Дюрбуи архиепископ не обязан являться на выборы, а до выплаты второй доли 7 августа не обязан отдавать свой голос Карлу.

А кроме этих трех документов, связанных вроде бы с долгами архиепископа Райнарду (когда это он успел задолжать такие суммы?), был выдан еще один документ, говорящий о выплате непосредственно Райнарду 11 тыс. гульденов. При этом оговаривалось, что эта долговая записка будет положена у каноников Кельнского собора и отдана Райнарду только после получения письменного согласия архиепископа Вальрама отдать свой голос Карлу, маркграфу Моравии.

После гибели Иоанна при Креси финансовое положение Люксембургского дома осложнилось. Требовалось одновременно выплачивать компенсации потерявшим коней и др. имущество вассалам и одновременно финансировать выборы и коронацию, а позднее и повторную коронацию – в соборе Ахена. В результате этого в дополнение к Дюрбуи в руках Райнарда оказались графство Ла Рош с городами Бастонь и Марш, фогтство над аббаством Стабло, владение и замок Ройланд и другая собственность – значительная часть владений Люксембургского дома в их доле герцогства Лимбург. Впрочем, удержать эти земли Райнарду не удалось – наследники Иоанна сумели выплатить долг в срок. Этому способствовал смерть их финансиста Арнольда Арлонского в начале 1348. Король Германии Карл, наследовавший также и корону Богемии, и архиепископ Балдуин, опекун малолетнего Венцеля (Венцеслава), получившего графство Люксембург, просто отобрали наследство у детей Арнольда. Уже в мае у Райнарда выкупили графство Ла Рош, остаток долга в 9,5 тыс. роялов погасили продлением прав на фогтство в Стабло, Дюрбуи и Ройланд, но и их Балдуин вернул себе в феврале 1349.

В этот период, оказавшись управляющим изрядными территориями, Райнард несомненно подумывал о создании собственного домена. В 1348 он купил себе лен Шëнфорст, к востоку от Ахена и неподалеку от родового гнезда в Шëнау, которым владел его старший брат. С этого времени Райнард все чаще упоминается в документах как господин фон Шëнфорст. Территориальные интересы Райнарда включали не только земли в Южном Лимбурге, но и владения к северу от Ахена, в районе Фалькенбурга. Так что Шëнфорст оказывался центром возможного домена.

Хоть Райнарду и не удалось в этот раз создать собственный домен, но нажился он совсем неплохо. Только в период с мая 1348 по февраль 1349 он получил 68 тыс. малых гульденов.

Стоит упомянуть, что не забывал Райнард и своих друзей и родственников. Его старший брат Рассо, формальный глава рода Шëнау, также получил некотрые суммы из королевской казны, выступал от имени младшего брата управляющим в части заложенных тому земель, выступал в качестве доверенного курьера между королевским двором и Райнардом (и архиепископом).

Но при всех своих успехах Райнард зависел от покровителей. Это продемонстрировали события после неожиданной смерти архиепископа Вальрама в августе 1349. Райнард, потерявший со смертью патрона пост генерального виакрия, все еще играет важную роль в выборах нового архиепископа и рассматривается как один из двух (наряду с капитулом Кельнского собора) местоблюстителем, его поддержки ищут обе стороны (капитул и его кандидат Вильгельм Геннепский, пробст собора, и король и его канцлер Николай, пробст Пражский). Выборы выиграл Вильгельм. В услугах Райнарда как экономиста новый архиепископ не нуждался – он много лет весьма неплохо управлял финансами капитула, а в качестве управленца бывший генеральный викарий был скорее бременем. Так что господин фон Шëнфорст быстро потерял большинство своих должностей и амтов в архиепископстве. Кроме того в этот период лишился власти и другой покровитель Райнарда – брат покойного Вальрама маркграф Юлиха Вильгельм. В 1349 он разругался со своими сыновьями и рыцарством. Вспыхнуло восстание, был взят в плен и содержался сыновьями под стражей до 1351, когда был выпущен под давлением короля и церкви. И хоть власть ему формально вернули, а незадолго до смерти в 1356 король произвел его в герцоги, но прежней властью и влиянием он уже не обладал.

Впрочем, Райнард знал, когда надо отступить. Его расставание с новым архиепископом прошло мирно, он сумел сохранить определенные позиции и связи. Сохранил он и добрые отношения с Люксембургским домом. И впоследствии он неоднократно исполнял различные поручения короля Карла и оказывал ему различные, отнюдь не безвозмездные, финансовые и дипломатические услуги. В этой связи хотелось бы упомянуть один эпизод, весьма ярко характеризующий ведение финансовых дел в те времена.

В 1349 состоялась повторная коронация Карла – в «правильном» Ахене. Коронация – дело весьма затратное, так что королю пришлось вновь обратиться к услугам Райнарда. Тот в ссуде естественно не отказал. Оплата этого долга была предусмотрена следующим образом: Райнард и еще один заимодавец, королевский маршал Хуберт фон Эльтер, должны были получить с города Любек остатки его налоговой задолженности за 1348 и текущий 1349 годы. Эта расписка была выдана 9 августа 1349. Однако еще в апреле этого года налоги Любека за 1348-51 годы были отписаны другим кредиторам двора, горожанину Франкфурта Йохану Лемкину и горожанину Любека Андреасу Ростоку. При этом в дополнительном документе от июня 1349 король указывал горожанам Любека, что в случае, если эти доходы уже были им обещаны кому-то другому, о чем он запамятовал, или по забывчивости будут обещаны еще раз (что и произошло пару месяцев спустя), то пусть уж любекцы произведут выплаты обеим сторонам, а он им потом это зачтет. Естественно горожане не были в восторге от такого способа ведения дел и не спешили выплачивать требуемые суммы до прояснения вопроса. В итоге Райнард и Хуберт вынуждены были повторно обратиться к королю и успокоились лишь получив гарантии выплат из другого источника. Интересно, что король вскоре «ошибся» с налогами Любека еще раз – в 1350-51, пообещав их маркграфу Бранденбурга, а потом еще и королю Дании.

Брабант

Но вернемся к Райнарду. Нового покровителя долго искать ему не пришлось – уже в 1350 мы видим его в окружении герцога Иоанна III Брабантского и Лимбургского.

Вскоре он входит в герцогский совет, его подпись в качестве свидетеля встречается под многими документами герцогства, в особенности финансового характера. А когда в 1351 заключается большой земельный мир сроком 10 лет (договор по поддержанию законности, регулировавший решение спорных вопросов, преследование преступников, в особенности благородных, и т.п.), Райнард выступает одним из трех присяжных от Брабанта и Лимбурга. Первоначальными участниками мира были архиепископ Кельна, герцог Брабанта и города Кельн и Ахен, позднее к нему присоединились другие князья региона. В обязанности присяжных входило рассмотрение споров, вынесение решений о законности или незаконности мести, а в случае необходимости и командование вооруженными силами, выполнявшими полицейские акции против нарушителей мира. Силы эти должны были составлять 750 рыцарей и конных оруженосцев и 250 стрелков в случае крупных походов и осад замков нарушителей и 125 всадников в более простых конфликтах. Присяжные должны были собираться первого числа каждого месяца в одном из четырех мест (Кельн, Ахен, Лехених, принадлежавший архиепископу, и брабантский эксклав Керпен). Наряду с Райнардом присяжными от Брабанта выступали незаконнорожденный брат герцога Иоанн фон Фийтфлит и Иоанн фон Лооз, один из старейших членов герцогского совета.

Одновременно со службой герцогу Брабанта Райнард продолжает поддерживать тесные связи и с Люксембургским домом и королем Карлом. Он совершает несколько дипломатических поездок в Англию, где располагал весьма солидными связями. Об этом свидетельствует интересный эпизод 1355 года. У Райнарда был внебрачный сын Иоанн Амелиус, рожденный неизвестной нам любовницей еще до брака с Катариной фон Вильденбург. Как и многие незаконные дети, он был направлен по церковному пути, а к указанному моменту получил определенные церковные бенефиции. Это вызвало недовольство некоего дьякона, подавшего жалобу, в которой указывалось на недостойное происхождение Иоанна Амелиуса. Райнард принял участие в судьбе сына и нашел ему должных поручителей перед папой. Соответствующий документ подписали герцоги Иоанн Брабнтский и Генрих Ланкастерский. Впоследствии Иоанн Амелиус был приходским священником во владении своего отца Элсло.

Вторая попытка создания домена

Вскоре Райнарду представился новый шанс создать собственное владение.

В 9 августа 1352 не оставив прямых наследников умер Иоанн, господин Фалькенбурга и Моншау. Его старший брат Дитрих погиб в битве при Воттеме в 1346 также не оставив наследников. Начался занявший пару десятилетий спор за наследство Фалькенбургов. А наследство это было лакомым куском. Фалькенбург формально считался имперским леном, а его господа, младшая ветвь Лимбургов, долгое время пытались отстоять свою независимость от герцогов Брабанта. И хоть к середине 14 в. Фалькенбургам и пришлось признать себя их вассалами, но имперский статус давал им определенные преимущества и ставил формально лишь немного ниже окрестных князей.

Претендентами на наследство, или его доли, являлись 4 сестры последнего господина фон Фалькенбург и его дядя Иоанн фон Борн, господин Ситтарда, упиравший на то, что имперский лен не может передаваться по женской линии. Но самые сильные позиции были у старшей из сестер, Филиппы. В конце 1352 года она стала супругой графа Фландрии Генриха, одного из крупнейших князей региона и союзника герцога Брабанта. Так что последний как сюзерен признал ее претензии на Фалькенбург и Моншау. Но этот успех Филиппы и Генриха принес им и некоторые проблемы. Во-первых, эти владения были весьма удалены от Фландрии. Во-вторых, последние господа фон Фалькенбург оставили весьма серьезные долги, унаследованные новыми владельцами. И здесь появляется на сцене Райнард фон Шëнфорст. 4 февраля 1353 Генрих и Филиппа, титулованные в документе «господин и госпожа Фалькенбург», передали в управление Райнарду восточную часть наследства с центром в городе Ойскирхен, вместе с правами снимать и назначать управляющих, формировать гарнизоны замков и т.п. При этом Райнард обязывался договориться о соответствующих компенсациях с остальными сестрами: Беатрикс фон Бредероде, Маргаритой фон Шëнэккен и Елизаветой, монахиней монастыря Райхенштайн. 24 апреля состоялась встреча Генриха и Филиппы с Маргаритой при посредничестве Райнарда. Компенсация ей составила 21 тыс. гульденов (15 тыс. как кредит и еще 6 тыс. как проценты на него). 1 июня герцог Брабанта утвердил отказ Маргариты на долю в наследстве. Эти немалые суммы графу Фландрии пришлось разделить на несколько частей. Наличными от графа Маргарита получила 4 тыс. остальное должен был выплатить Райнард с отданных ему в управление владений, которые таким образом становились залогом. Вскоре графу Фландрии стало очевидно, что он не в состоянии финансировать выкуп залога и других долгов, и он решил избавиться от наследства супруги. В начале 1354 он продает все права на долю своей жены и свояченицы в наследстве Фалькенбургов Райнарду. Следует отметить, что определенные доли владений признавались за третьей сестрой, Беатрикс. Ее наследники продали их герцогу Брабанта лишь спустя 10 лет. Остальные потенциальные наследники (а кроме упомянутых здесь была еще и тетя последних Фалькенбургов Елизавета фон Шпонхайм) во всех документах этого периода игнорируются. Очевидно, что договаривающиеся стороны не воспринимали их всерьез.

11 марта в Брюсселе герцог Иоанн Брабантский передает в лен Райнарду, титулованному как господин Фалькенбург, Моншау и Шëнфорст, замки Моншау и Бютгенбах, город Ситтард, ряд хозяйств и таможен. Прочие владетели субленов во владениях Моншау и Фалькенбург получили указания от герцога по всем вопросам сохранения и подтверждения их ленов обращаться к Райнарду. 1 апреля того же года Карл IV утвердил получение Райнардом имперского лена Фалькенбург, а еще через неделю он повелел архиепископу Кельна, епископу Льежа, герцогам Брабанта и Гельдерна, маркграфу Юлиха, графу Лооз, городам Кельну, Ахену и Маастрихту (т.е. всем подчиненным непосредственно королевской власти в регионе) во всем поддерживать Райнарда, что касается вступления им в права владения. 20 апреля Генрих Фландрский в соответствующем документе, направленном герцогу Люксембурга Венцеля отказался в пользу Райнарда, господина Фалькенбург, Моншау и Шëнфорст, от всех своих люксембургских ленов.

Интересно, что с вступлением Райнарда во владение Фальекнбургом был сопряжен юридический казус, связанный с уже упомянутым земельным миром 1351 года. Дело в том, что покойный Иоанн фон Фалькенбург незадолго до смерти успел присоединиться к договору с обязательством выставлять 20 всадников в земельное ополчение при коротких походах и 40 при длительных походах и осадах. Таким образом Райнард как господин фон Фалькенбург также становился стороной мира, одновременно оставаясь присяжным от имени другого его участника.

Осложнения

Казалось, Райнард достиг того, к чему стремился. Конечно, следовало еще урегулировать ряд вопросов с сонаследниками той или иной части фалькенбургского наследства, но в целом он мог быть вполне доволен положением. Но тут неожиданно выяснилось, что граф Фландрии – истинный хозяин своего слова.

24 апреля 1358 Генрих Фландрский продал владения Фалькенбургов еще раз – маркграфу Юлиха Вильгельму. За 35 тыс. гульденов, которые маркграфу предстояло выплатить семью годовыми долями по 5 тыс. на Рождество в городах Брюгге или Мехелен. Договаривающиеся стороны прекрасно понимали, что эти их действия являются оскорблением герцога Брабанта. Поэтому на случай войны между Фландрией и Брабантом предусматривались дополнительные места выплаты – Намюр и Дордрехт. В случае задержки выплат представители графа Фландрии должны были взять в управление соответствующими владениями, а пеня составляла 50 гульденов в месяц. Этот странный договор так и не был исполнен. Спор между маркграфом (а с 1356 герцогом) Юлиха и Райнардом не перешел в открытый конфликт, но у князя были достаточные преимущества и способы давления на Райнарда. Вероятно лишь опасения прямого вмешательства Брабанта на стороне Шëнфорста удерживало Юлих от силовых методов.

Зато ничто не сдерживало другого претендента на наследство Иоанн фон Борн начал официальную вражду с Райнардом. Помимо претензий на Фалькенбург и Моншау она подогревалось спором вокруг Ситтарда, переданного герцогом Брабанта в лен Райнарду, но удерживаемого Борнами как наследственное владение. Иоанн (он умер в 1355) и его сын Вальрам нападали на владения Шëнфорста, жгли и вытаптывали посевы. Райнард вынужден был держать в своих замках усиленные гарнизоны. Примерно в это же время он утратил один из своих источников дохода – после смерти брата Амелиуса, аббата монастыря Св.Тронда, он вынужден был к радости монахов вернуть переданные ему в управления земли аббатства.

Уже в 1355 Райнарду стало понятно, что всех владений ему не удержать. В марте он передал Вильгельму Юлихскому Ойскирхен и окрестности. Этот удаленный от Брабанта и Лимбурга район удерживать было труднее всего, кроме того с ним были сопряжены долги, все еще не выплаченные Маргарите фон Шëнэккен. Естественно кое-что Райнард рассчитывал и получить взамен – владение Циттерт, бывшее формально брабантским леном, принадлежавшим издавна графам Юлиха. Но тут была трудность – Юлихи передали это владение графам Намюра, и отобрать его просто так не могли. Так что Райнарду пришлось довольствоваться обещаниями, что маркграф поспособствует выкупу лена у графа Намюра и передаче его Шëнфорсту. Следует отметить, что Райнард так никогда и не получил Циттерт в свои руки.

Его интерес к данному лену и достаточно легкий отказ от Ойскирхена объяснялся видимо окончательной переориентацией на Брабант. Через три года Райнард, еще не потеряв надежды получить Циттерт, начинает скупать земли в этом регионе. В августе 1358 он выкупает у Вильгельма Юлихского Ст.Агату-Роде и Цихем вместе с многочисленными окрестными деревнями за 70 тыс. старых гульденов. Любопытно, что в этом же месяце Вильгельм подтвердил графу Намюра права на Циттерт в обход соглашения с Райнардом.

Зимой 1355-56 Вальрам фон Борн доставил много неприятностей Райнарду, и тому стало ясно, что удержать Фалькенбург скорее всего не удастся. Вальрам несколько раз в течение 1356 года отклонял решения посредников и земельного мира по вопросам собственности на Фалькенбург и Моншау. Одновременно все дальше запутывались отношения с Юлихом. В апреле 1356 маркграф Вильгельм дал обещания не предъявлять претензий на спорные владения вплоть до выкупа им долгов графа Генриха Фландрского Райнарду и Циттерта у графа Намюра. Одновременно однако Вильгельм назначил своих амтсманнов в Фалькенбруг и Моншау с тем, чтобы они наблюдали за тем, как Райнард распоряжается этим имуществом. Что происходило за кулисами нам неизвестно, но очевидно давление на Райнарда росло. 25 марта 1357 он передал произведенному в герцоги Вильгельму Фалькенбург, а условия договора 1356 года действовали теперь только для Моншау, а на Рождество того же года император утвердил свершившийся факт. В дальнейшем Вильгельм и его наследники не отказывались от своих претензий на Моншау, но эти земли Райнарду и его сыновьям удалось удержать.

Быть может на уступчивость Рпйнарда оказало влияние и несколько пошатнувшееся финансовое положение. Хоть в его должниках ходили практически все окрестные князья, но для борьбы за наследство Фалькенбургов требовались живые деньги. А вот с ними-то возникали трудности. Об этом свидетельствует письмо Райнарду от его жены Катарины, написанное в Моншау 21 декабря 1358 или 1359 года.

Господину фон Шëнфорсту, моему дорогому супругу.
Дорогой господин, я посовещалась с господином Фридрихом и думаю, что если Вы позволите мне поехать в Брабант, то я смогу собрать 1-2 тыс. мутонов, в Цихеме и далее в Роде, продав там что-либо имеющее ценность ломбардцам евреям. Если будет Ваша воля, то я сделаю так, ибо нам сейчас денег больше взять негде. Еще посылаю Вам две бутыли доброго вина. Дайте нам весть, должны ли мы действовать так. Пребудет с Вами Бог.
Катарина, Ваша жена.
И еще, каждую ночь мы ставим в Винандовой башне трех арбалетчиков, потому что нельзя найти таких, что соглашаются сторожить ночью вне стен из боязни замерзнуть.

Впрочем нельзя сказать, что Райнард не получил совсем ничего. Сын Вильгельм Юлихский видимо выплатил ему все же часть долгов графа Фландрии, и хоть и обманул с Циттертом, но продал (не исключено частично в счет долга) уже упомянутые эксклавы в Брабанте, а кроме того передал Шëнфорсту свою долю в рейнской таможне в Кайзерверте в счет 12 тыс. гульденов, по получению которых Райнарду предстояло вернуть ее Юлиху. Надо сказать, что Райнард так и остался владельцем этого доходного места до самой смерти. Ситуацию даже не изменила формальная передача прав на Кайзерверт от герцогов Юлиха пфальцграфу Рупрехту Баварскому. Более того, он получил и часть императорской доли Кайзерверта в уплату за дипломатические услуги короне во Франции и Англии и компенсацию связанных с неоднократными поездками расходов.

Перемены

К этому времени во власти Брабанта произошли серьезные изменения. В 1355 скончался герцог Иоанн. Единственной его наследницей была дочь Иоанна, супруга герцога Люксембурга Венцеля, младшего брата императора Карла. Таким образом личной унией оказались объединены три герцогства – Брабант, Лимбург и Люксембург.

Райнард, тесно связанный с обоими домами, стал ближайшим советником герцогской четы.

Передача власти не прошла спокойно. Несмотря на поддержку со стороны императора Карла IV, Венцель и Иоанна вынуждены были выдержать небольшую войну с другим претендентом на брабантское наследство – графом Людовиком Фландрским и его союзниками епископом Леьжским Энгельбертом и графом Намюра Вильгельмом. Тем не менее, в 1357 конфликт был завершен в их пользу. В этой связи интересно посмотреть на перестановки в герцогском совете. Из 19 его членов 10 потеряли свои места. Среди 9 оставшихся был и Райнард. Более того, документы позволяют сделать вывод, что он был одним из самых влиятельных членов этого совета и несомненно самым влиятельным представителем герцогства Лимбург. Стоит упомянуть и связанную с этим конфликтом дипломатическую миссию Райнарда: по поручению императора 22 сентября 1357 он подписал в Англии договор о союзе с королем Эдуардом, включавший обязательства со стороны короля отказать в поддержке графу Фландрии в его борьбе за Брабант.

Примечательно, что такое усиление позиций Райнарда отнюдь не вызывало восторга у лимбургского рыцарства. Поскольку уния между Брабантом и Лимбургом, а теперь еще и Люксембургом носила личный характер, то Иоанна и Венцель заключали соответствующие договора со знатью этих регионов отдельно. 19 сентября 1356 года герцогская чета заключила такой договор с представителями Лимбурга. Наряду с обычными в таких случаях заверениями в верности и подтверждением привилегий, а также прав Лимбургской судебной коллегии, в него был включен специальный пункт, касавшийся непосредственно Райнарда. Герцогиня (а именно Иоанна, а не ее супруг являлась сюзереном Брабанта и Лимбурга) обязывалась не давать господину фон Шëнфорст никаких официальных постов и должностей в герцогстве и не передавать ему лимбургские лены, а также не делать того же в пользу каких-либо бастардов. Вынесение в отдельную категорию нежелательных лиц вместе с незаконнорожденными, совершенно недвусмысленно свидетельствует о характере отношений Райнарда с соседями. Стоит, впрочем, отметить, что герцогиня не выполнила этот пункт договора, а быть может и не собиралась выполнять при его подписании.

Конфликт с Юлихом и последние годы

В 1361 истек срок земельного мира 1351 года. Подписание нового договора затянулось на три года из-за противоречий между Брабантом и Кельнским архиепископством, а после смерти архиепископа Вильгельма растянувшимися на два года выборами преемника. 11 апреля 1364 договор был наконец подписан. И снова Райнард выступает одним из присяжных от имени Брабанта и Лимбурга.

На этот раз мир был заключен на срок 5 лет. В 1365 был заключен дополнительный договор, предполагающий автоматическое продление мира еще на 5 лет. Но союз начал распадаться еще до завершения пятилетнего срока. В 1367 из него вышла кельнская курия, усилились противоречия между Юлихом и Брабантом, вызванные давлением со стороны Венцеля при поддержке брата, императора Карла, на графство Хайнсберг и герцогство Гельдрн. Так что в полном объеме мир так и не был продлен.

В 1370 конфликт между Брабантом и Юлихом усилился. Поводом послужили жалобы брабантских купцов на герцога Юлиха, который якобы не только не препятствовал нападениям на торговых людей, но даже поощрял их. Присяжные поначалу пытались решить конфликт дипломатическим путем. Но тут весьма двойственную роль сыграл Райнард. Как один из присяжных он вроде бы предпринимал усилия по достижению мирного решения. Но в одном из писем за 1370 герцог Венцель запрещает своим присяжным участие в переговорах, ссылаясь при этом на совет господина фон Шëнфорст, которому он всецело доверяет.

В первой половине 1371 образовываются две коалиции. В одну совместно с Брабантом входят Фландрия, Генегау, Бар, Клеве, Намюр и Льеж. В другую Юлих, Гельдерн, Берг, Нассау, Вид и др. Император выступил на стороне своего брата, запретив горожанам Кельна продавать припасы и снаряжение герцогу Юлиха.

Войско Брабанта состояло из 62 рот, одной из которых (48-й) командовал Райнард фон Шëнфорст. Общая численность составляла 2500 копий против 1600 у Вильгельма Юлихского.

Армия Брабанта совершила марш от Брюсселя через Левен на Маастрихт, где переправилась через Маас, далее через Фалькенбург и Хеерлен и у Римбурга вышла к реке Вурм, границе владений Юлиха. Переправившись через Вурм, армия двинулась к столице герцогства. Вечером 21 августа у Бесвайлера был разбит лагерь.

Герцог Вильгельм, располагавший только 1000 копий (герцог Гельдерна с остальными 600 еще не подошел) стоял лагерем в 12 км. Он решил не дожидаясь союзника напасть на брабантцев на рассвете, рассчитывая на эффект внезапности. Внезапная атака не удалась. Численный перевес противника сыграл свою роль, юлихцы были опрокинуты и бежали. Победители частью спешились и собирали добычу на поле боя, частью преследовали удирающего противника. И тут подошел Эдуард Гельдернский с 600 копьями и сходу атаковал расстроенные и расслабленные порядки брабантцев. Эта атака перевернула положение с ног на голову. 400 брабантских рыцарей погибли, герцог Венцель и многие его рыцари попали в плен, в т.ч. старший сын Райнарда. Лишь немногим, в том числе Райнарду удалось бежать в Маастрихт.

Что произошло в городе точно неизвестно. Толи на Райнарда возлагали вину за конфликт и поражение, толи маастрихтцы просто воспользовались случаем отомстить непопулярному политику. Но Райнард был избит до потери сознания и подвергнут поруганию. Спустя две недели после битвы, 2 сентября, Райнард жаловался в письме горожанам Ахена, прося их о помощи, что он не только был избит и опозорен, но и ограблен. В чем выражалось поругание, нам неизвестно, но вражда между потомками Райнарда и горожанами Маастрихта продолжалась более 30 лет. Лишь в 1405 его внук Иоанн заключил мир с городом, получив значительную компенсацию.

Удар по финансам Брабанта, последовавший за военным поражением, был страшен. Общая сумма задолженности по оплате наемников, выплате компенсаций за утерянное снаряжение и коней и само собой выкуп составили 1,2 млн. мутонов при годовом доходе герцогства в 50-75 тыс. Задолженность одной только роте Райнарда составила 17 тыс., из которых ему самому причиталось 9600 мутонов (сюда не входят 6 тыс., которые Райнард должен был выплатить сам как выкуп за сына). Все эти гигантские суммы герцогиня смогла выплатить лишь благодаря помощи брабантских городов, составившей 940 тыс. мутонов. Естественно города предоставили эту гигантскую сумму не просто так, а в обмен на значительные политические и правовые льготы. Потери герцогства могли быть еще значительней, но герцогине удалось настоять на том, что неудачный поход ее супруга происходил в рамках поддержания мира по договору 1364 года, что существенно снизило сумму выкупа за Венцеля.

Райнард после поражения видимо не потерял своего влияния при брабантском дворе, если оно и уменьшилось, то по документам это незаметно. Последний раз его подпись под документами Совета встречается спустя два года, в 1373. К этому времени он был уже стар. Еще в 1369 Райнард стал готовиться к уходу на покой, произведя раздел наследства между сыновьями. Старший Райнард должен был получить Шëнфорст и брабантские земли. Второй сын Иоанн первоначально должен был пойти по церковному пути, учился в Париже, однако потом отец изменил свое решение, и Иоанн получил Моншау. Третий сын Конрад получил значительно меньшую долю, а четвертый Энгельберт делал духовную карьеру, впрочем не очень успешно. Кроме сыновей у Райнарда и Катарины было 4 дочери.

Последние годы жизни Райнарда были омрачены конфликтом с сыновьями. В 1368 в Моншау умерла его жена Катарина. В семье Шëнфорстов как компаньонка Катарины жила ее родственница Елизавета де Амаль, вдова Энгельберта фон дер Марк, господина Ловераль. По сообщению Эрминкура Райнард неожиданно женился на ней. Это сообщение сомнительно – нет никаких подтверждений тому ни в завещании, ни других церковных и светских документах. Возможно имело место намерение, или просто внебрачные отношения, сопровождавшиеся слухами. Так или иначе, но отношения с Елизаветой вызвали возмущение сыновей. Они выступили против отца в 1373, после чего Райнард практически полностью отходит от дел. Вскоре (точная дата нам неизвестна, но не позже сентября 1375) он отправляется в паломничество на Восток с намерением вступить в ряды госпитальеров. Райнард, которому было уже ок.70, сумел еще добраться до Родоса и вступить там в ряды ордена. В 1376 году, не позднее начала лета, он скончался. Весть об этом достигла его сыновей в августе того же года.