МИР ЗАМКОВ


Наследование ленов женщинами

На примере Майнцского архиепископства

По книге немецкого ученого Стефана Гратхоффа Mainzer Erzbischofsburgen

Женщины, так же как и духовные лица, крестьяне, горожане и прочие лица нерыцарского происхождения, теоретически не обладали юридической способностью владеть леном, но практика выглядела иначе. Женщины, как и духовные лица, могли владеть леном, не предусматривавшим имперской службы, что справедливо, например, для замкового лена. Но хоть женщина и могла тем или иным путем стать обладательницей лена, такие случаи были редки и рассматривались как любезность.

Так в графстве Катценэльнбоген и Пфальцграфстве при отсутствии мужских наследников допускалось наследование женщиной, однако по майнцскому ленному праву женщина не являлась дееспособной в ленных вопросах, но их брал на себя назначенный опекун. Последний исполнял ленную службу. Такие опекуны документально подтверждены для замков Киршберг и Эрих в 1259 и для замка Бикенбах в 1339. Не позднее 1259 София фон Шварцбург наследовала лены своего умершего супруга, графа Генриха,
а именно половину замка Киршберг и расположенный рядом с ним замок Эрих с имуществом. Она назначила носителем ленных обязанностей своего брата графа Генриха фон Хонштайн. Последний вернул лен с просьбой, передать его монастырям Фульда и Херсфельд и другому брату Софии, маркграфу Мейсена.

В архиепископском замке Вольфскелен было решено по-другому: При отсутствии кровных наследников лена мужского пола замок переходил по наследнице на тех же условиях, что и мужчине-наследнику. Очевидно в Майнцском архиепископстве, как и во владениях ландграфов Гессена, передача лена мужчине не была обязательной. В 1338 архиепископ Генрих и граф Герлах I передали замок Армуде в лен рыцарю Зигфриду фон Линдау и его жене. Правом наследования обладали оба старших сына. В случае невозможности наследования обоими сыновьями лен должен был перейти старшей дочери, но лишь до тех пор, пока ее старший сын не станет дееспособным. Если и это было невозможно, то наследовала ее старшая дочь. И в других замках порой оговаривалось женское наследование, как например в 1323 в замке Сольмс и 1334 в замке Хадамар, при этом назначение опекуна договором не предусматривалось.

Уже в 12 и 13 в. женщины могли становиться со-ленниками, если лен должен был служить обеспечению предполагаемой вдовы. Уже по этой причине женское наследование требовало особого внимания,
так как повторный брак вызывал осложнения.

После смерти основателя замка Эренфельс Филиппа III фон Боланден в 1220 его вдова Беатрикс вышла замуж за Дитриха фон Хайнсберга. Из-за этого возникла угроза потери архиепископством построенного по его поручению замка. Архиепископ был вынужден обратиться в имперский суд, чтобы сохранить замок. Позже архиепископ ограничил такое наследование жестким условием сохранения лена в руках епархии. Город и замок Грюнберг, а также город и замок Франкенберг были ленами ландграфини Гессена Софии. В случае смерти ее сына Генриха I бездетным лены официально возвращались архиепископству, правом наследования при этом обладала жена Генриха, и лишь после ее смерти лен окончательно отходил архиепископу. В случае ее повторного замужества дети от этого брака и супруг не могли наследовать замки.

Выделение вдовьего лена ленником супруге ограничивалось сроком ее жизни, а поскольку затрагивались вопросы собственности, то требовалось и согласие сюзерена. После смерти супруги право на лен теряло силу, и он возвращался архиепископству. Такой порядок зафиксирован в 1314 для замка Цвингенберг. В 1355 эделькнехт Рудольф фон Ансенбург и его жена Греде передали права сюзерена на треть замка Зульц с сопутствующим имуществом архиепископу Герлаху. При этом Рудольф записал эту треть вдовьим леном своей жене. После ее смерти архиепископ в 1369 передал эту треть в наследственный лен Хартманну Байеру.

В 1312 в замке Бикенбах Элизабет фон Бикенбах обладала правом наследования вдовьей доли. После ее смерти эта доля должна была вернуться архиепископу. В 1325 было договорено, что права на вдовий лен Элизабет и ее дочерей перейдут к будущим детям последних, и лишь если и дочери не будут иметь наследников, лен отойдет архиепископству. Вероятно архиепископ согласился на эти условия, потому что он сохранял за собой право преимущественной покупки вдовьего наследства. Первоначально прописанная в договоре цена была поднята с 1500 марок кельнских денариев до 2000 марок. Если же после смерти Ульриха фон Бикенбах будут заключены браки с «враждебно настроенными мужьями», то эта надбавка становилась недействительной. Обычно вдовий лен при повторном замужестве отходил сюзерену, в приведенном примере условием брака было практически установлено согласие сюзерена. После смерти Ульриха в 1339 Элизабет официально была объявлена обладательницей лена, но должна была назначить человека, исполняющего ленную службу. Эти обязанности принял Конрад фон Бикенбах на срок достижения совершеннолетия внуками Элизабет. После этого они должны были исполнять ленную службу совместно с Конрадом. Архиепископ мог выкупить лен за 300 марок, которые Элизабет должна была передать Конраду, при этом она сохраняла право проживания в замке.

При назначение вдовьего наследства в замке Вëрт господин Арройс фон Бройберг завещал своим дочерям в 1318 часть замка стоимостью 500 марок. Когда в 1334 носительница вдовей доли умерла, архиепископ потребовал вернуть ему вдовью часть замка, но семья Бройберг ему отказала. Очевидно они все еще рассматривали замок, хоть он и был внесен как лен архиепископу (1299?), как собственность. Архиепископ был вынужден обратиться в суд, решивший в его пользу.

Архиепископу было проще принять претензии женщины на обеспечение вдовства в ленных замках, когда ее семья и так жила в нем. Так как Лукардис и Хедвиг фон Йосса получили 300 фунтов геллеров в замке Йосса как вдовье наследство, они должны были в 1312 дать согласие на открытие замка архиепископу своими мужьями. Замок должен был перейти в наследство наследникам обоего пола. Здесь соприкасаются наследование по женской линии с обеспечением вдовства. Господа фон Йосса оставались в своем некогда аллодиальном замке, а потому сохранялось и вдовье наследство супруги.

Другими примерами пожалований вдовства во владениях архиепископства могут служить дарственные в замке Шартенберг в 1294, Шенберг в 1320, Фрауэнштайн в 1323, Зонненберг в 1341, Эппштайн в 1354 и др.