МИР ЗАМКОВ


Правовые основы возведения замков

На примере Майнцского архиепископства

По книге немецкого ученого Стефана Гратхоффа Mainzer Erzbischofsburgen

Хоть право возводить укрепления до 12 в. в принципе принадлежало королю, уже с 11 в. строительство замков все больше и больше практиковалось всеми слоями знати без разрешения со стороны короля. Наличие и отсутствие соответствующих королевских документов подчеркивает не столько отсутствие единства правовой практики, сколько отражает сложные отношения между королем и знатью. Если королевские вассалы или помощники возводили свой замок, как аллод или имперское имущество, поддерживая политику короля, то он относился к этому так или иначе благосклонно. Королевское разрешение требовалось, если необходимо было прояснить права собственности, но происходило это необязательно в письменной форме. Другие знатные роды опирались в строительных предприятиях на свое феодальное положение или возводили укрепления по праву сильного, не обращая внимания на правовые претензии центральной власти.

Две имперских грамоты (1184 и 1208) демонстрируют, что не только королевское право возводить укрепления служило правовой основой для строительства замка, но и разрешение, базировавшееся на графских правах. Например, строительство замка в Эче у Терлау северо-восточнее Боцена (Etsch, Terlau, Bozen). В соглашении между королем Оттоном IV и архиепископом Альбертом Магдебургским от 1208 было сказано, что архиепископу разрешается построить замок на горе Меренрет (Merenret), если на то будет согласие графов Зигфрида фон Бланкенбург и Генриха фон Регенштайн.

Запутанный клубок графских и епископских притязаний на право строительства укреплений с одной стороны и функциями центральной королевской власти с другой обозначились уже в 11 в. Когда в 1034 архиепископ Бардо дал своему викарию в Тюрингии Людвигу Лохматому разрешение на строительство замка Шауенбург близ Фридрихрода (Schauenburg, Friedrichsroda), то он получил согласие графа Тюрингии и специальное постановление императора Конрада II. А при подготовке к покупке Айхсфельда (Eichsfeld) он добился у ландграфа Альбрехта согласия на строительство замка. Королевские разрешения, похоже, уже не действовали без согласия местного сеньора. Когда архиепископ Адальберт I в 1122 начал восстановление укреплений Ашаффенбурга (Aschaffenburg) и построил в дополнение к ним городской замок, он опирался на свой статус имперского князя и права сюзерена в городе. Император же видел в таких действиях личное оскорбление и предпринял контрмеры. Но он намеревался напасть на Ашафенбург не столько из-за ущерба, нанесенного его праву на строительство укреплений, а скорее из-за ухудшения отношений между императором и эрцканцлером, а именно оппозиционная позиция Адальберта и его колебания в вопросе о престоле епископа Вюрцбурга. Кроме того, в округе города, в переданном одним из его предшественников монастырю Св.Петра и Александра лесном массиве, король все еще претендовал на право бана и видел в строительстве мощной крепости угрозу остаткам своего положения в регионе.

Так как король утратил фактический контроль над строительством замков, то имперские постановления первых десятилетий 13 в. имели целью удержать хотя бы юридическую власть над строительством укреплений и таким образом упрочить свое положение по отношению к знати в целом и имперским князьям в особенности. Тут король выступает в качестве судьи над "неправильным" строительством замков. При этом он увязывал выдачу разрешений на строительство замков со своим неоспоримым правом основывать города. Эту политика королевских привилегий архиепископы Майнца научились использовать для своей выгоды, прежде всего в связи со строительством городских стен. В случае
замка Хасслох у Рюссельсхайма и Хамерсхаузена/Герхахсхаузена (Hassloch, Russelsheim, Hamershusen/Gerlachshausen) архиепископам даже удалось с помощью королевских привилегий на основание городов присвоить себе тамошние замки.

Архиепископам приходились кстати и королевские постановления, когда им приходилось бороться со строительством замков на церковной земле со стороны фогтов. В Privilegium 1220 и Constiutio 1232 важнейшие разделы определяют необходимость согласия собственника церковной земли на строительства замка его (собственника) фогтом, не зависимо от того является эта земля леном или владением, и что в случае неповиновения предполагается королевское вмешательство.

Таким образом король сохранил за собой роль верховной инстанции по "выдаче лицензий", а также апелляционной инстанции в случае споров (даже эти функции не были эксклюзивным правом королей, например в 1327 спор о замке Пфальцграфенштайн, Pfalzgrafenstein решал папа). Это верховное положение тем не менее обеспечивало королю необходимое властное присутствие в землях империи.
Он мог участвовать в текущих делах и выносить правовые решения. Когда король Рудольф Габсбург в земельном мире 1276 потребовал выдерживать расстояние минимум в одну милю между отдельными укреплениями (это не современная миля, а средневековая, в различных регионах Германии она составляла 7-8 км), то это имело целью сдерживание строительства замков.

Пренебрежение законом можно было использовать как повод для вмешательства под предлогом восстановления земельного мира и права. Компетенция короны оставалась неоспоримой в случаях, когда замок квалифицировался как "вредящий земле". В этом случае король получал право разрушить его "ради империи" используя свое положение верховного хранителя земельного мира. Одновременно владелец замка терял на него права. В принципе в соответствии с судебным решением 1294 короля Адольфа по истечению определенно срока постройка графского замка не могла быть поставлена под сомнение задним числом. И в случае разрушения замка в ходе "правильной" усобицы, он оставался собственностью побежденного владельца и последний имел право восстановить его в любое время. Восстановление же замка, разрушенного как "вредящий земле", было запрещено. Такие запреты были провозглашены например для замков Брамбург и Франкенберг у Аморбаха (Bramburg, Frankenberg, Amorbach) в 1168. Замки Райхенштайн и Зооонэкк, резиденция господ фон Хоэнфельс, фогтов монастыря Комелимюнстер (Reichenstein, Sooneck, Comelimünster), в 1282 были разрушены королем Рудольфом, их восстановление также было запрещено. Такой замок, в зависимости от политической ситуации, мог быть передан одной из враждебных сторон. В случае разрушенного "ради империи" замка Цвингенберг на Неккаре (Zwingenberg, Neckar) в 1364 король разрешил пфальцгафу Рупрехту I и архиепископу Герлаху вновь возвести его. Замок был разрушен в 1363 и разделен императором
Карлом IV между пфальцграфом и архиепископом. В октябре 1364 они выкупили остальные части владения. В 1365 Карл IV подтвердил разрешение на строительство, и оно началось. И в этом правовом обычае архиепископы нашли свою выгоду. В январе 1367 архиепископу Герлаху удалось получить в свои руки замок Тальхайм (Talheim). Замок был разрушен в 1356 архиепископом и участниками веттераусского земельного мира "ради империи" и как следствие перешел к империи. Архиепископ получил разрешение восстановить усадьбу и построить город. Архиепископ хоть и получил право распоряжаться местом строительства, но император ограничил его на правах сюзерена, так что архиепископ не имел права разрешить кому либо еще строиться на территории усадьбы. Если же
кто-либо своевольно начнет здесь строительство, то архиепископ обязан как исполнительная власть воспрепятствовать строительству. Но и архиепископ сумел оградить себя от изменчивости решений короля. Дополнительное условие гарантировало архиепископу, что данное императором разрешение на строительство на территории усадьбы третьему лицу не будет иметь силу.

Запутанность отношений архиепископов Майнца и короны в области права строительства укреплений демонстрирует пример замка Цвингенберг/Бергштрассе (Zwingenberg/Bergstra?e). В 1301 замок графов Катценэльнбоген был разрушен в ходе "таможенной" войны королем Альбрехтом I. Хотя граф
Вильгельм I стоял на майнцской стороне, архиепископство выдвинуло претензии на замок как часть лорхского наследства. Было достигнуто соглашение: граф передал архиепископу развалины и получил их назад в лен. За это архиепископ помог ему с восстановлением и как сюзерен обещал выступить против любого, кто будет препятствовать строительству. Если же последует протест на новое строительство со стороны короля, то архиепископ хоть и станет помогать советом и использовать свое влияние при судебном разбирательстве, но если суд решит против строительства, то руки у него будут связаны. Аналогичное положение встречается и договоре о замке Йосса (Jossa). Братья Герхард и Гизо фон Йосса внесли свой недавно построенный замок как лен архиепископскому престолу. В случае, если король или город Оппенхайм (Oppenheim), не имевшие до сих пор возражений против строительства, выдвинули бы претензии, так как братья передали крепость архиепископству, архиепископ обязывался перенять правовое представительство в деле (1312).

В более поздние времена претензии на право возведения укреплений, прежде всего в вопросах восстановления или расширения замков, могли обосновываться ленным, залоговым, мировым правом,
а также союзно-политическими обязательствами.