МИР ЗАМКОВ

К содержанию

Условное название: Полевое построение конницы

...

Фридрих фон Зельденэк, после того, как ты написал своему брату и попросил, что хочешь от меня, твоего отца, получить совет, что тебе следует знать, как строить войско, - и прежде всего, если получена добыча, то кому лучший конь, меч или доспех, и с какими словами на вымпеле, как правильнее всего делить всю добычу похода, что говорить соратникам сначала и потом, вместе или порознь, и кому они подчиняются, и как каждый себя держит, и с какими словами правильнее всего действовать, - все это предпочитаешь ты узнать от меня. Такую бумагу твой брат дал мне прочитать; я был тронут и рад, что я могу тебе и твоим братьям, каждому особо, дать поучение и совет, в том, что вам предстоит, и получить от того честь и пользу; и что вы хотите иметь милость от Бога, а советы, что вам делать, от меня и больше ни от кого, кто бы этому учил, и сами хотите прославиться, и никакого другого наставника за это не благодарить. И я вам за то благодарен и чувствую свой долг, и хочу потому ответить на те твои вопросы и дать советы, сколько я о том знаю. И прежде всего, когда ты спрашиваешь, как следует строить войско: как в этой местности то принято, хочу я тебе сообщить. Но как оно в Нидерландах, лучше или хуже, ты должен смотреть сам, и выбирать лучшее, и на то ориентироваться.

Во-первых, как дело будет в поле, и если тебе надлежит строить войско, то вот первая речь:

Дорогие господа, друзья и соратники etc. Подойдите сюда, пусть оруженосцы [knаbenn] отойдут и соберутся в одном месте. И если ты хочешь, чтобы кнехты [knecht] тоже отошли особо, то пожелай и это. И если в отряде благородные люди, посланные для службы, то следует подбодрить их вежливой речью, которая для поданных [lantleut] и служилых [hoffgesinne] не так уж и нужна. И если ожидается, что будут действия против врага, то это следует вежливо сообщить; и для обоих случаев такие примеры:

Дорогие господа, друзья и соратники etc. Нам назначено идти через место или землю, или удерживать какое-то время, и видномо, враги будут на нас приходить, и нам придется с ними сражаться.

Или, если их нет, или надо идти через землю и место, подлежащих заботе, но хотелось бы, по воле князя выполнить построение и порядок, то следует объявить причину: Дорогие господа и друзья, так как нам велено скакать в некое место или сторону, то было бы хорошо, иметь свой порядок и держать его; и другие люди будут ехать также; и если кто с нами столкнется, то не найдет нас без порядка и неготовыми, и не будет нам из-за этого поругания и насмешек. И чтобы этого избежать и приготовиться, хочу я выполнить построение.

Потому, дорогие господа и друзья, прошу вас от имени моего милостивого господина, кому что будет приказано, то верно исполнять и принимать. Мой милостивый господин станет каждого по его положению оценивать, судить и милостивого награждать, и я того же желаю заслужить для себя самого.

И после того, как ты сказал такую речь, то следует, прежде чем говорить дальше, подождать немного, не хочет ли кто ответить на такую твою речь, высказать мнение или еще что; далее: Если мы здесь, то и хотим сделать, как лучше etc.

И если услышишь о том, что в отряде [hauffen] есть такие, что хотят устроить между собой ссору, то говори: Дорогие господа, друзья и соратники etc. Так как мы ожидаем, что придется действовать против врага, то если кто с кем имеет ссору, то я прошу тех, добром это оставить, и ничего противного друг против друга не предпринимать, пока мы снова не будем в безопасности; до тех пор мы друг другу не досаждаем и врага тем не радуем; и наше предприятие из-за того может получить помехи. А если кто все же не хочет так поступить, то пусть даст знать о том сейчас, чтобы о том знать и действовать соответственно. – Дадут ли ответ такие, что в ссоре друг против друга, или нет, по тому следует тебе судить и действовать.

После этого переходи к устройству своего порядка.

Теперь к тому, кому ты хочешь дать и поручить знамя, кого считаешь достойным, говори так или сходно: Милостивый или дорогой N, я поручаю вам знамя и прошу вас, выступить вперед. И я хочу рядом и вокруг вас строить, как то надлежит.

И если тот или другой, кому ты поручишь подобное, примет это с вежливыми словами, как то: Ты найдешь здесь много более достойных и хороших людей, чьи качества выше и кто умелее, чем я, не хочешь ли поручить им etc.

То встречай такими или подобными вежливыми словами: Дорогой N, окажите милость, не отказывайтесь. Так как знамя с вами несомненно в полной безопасности etc.

И если хочешь вручить ему знамя немедленно, то так и делай, хочешь оставить при себе, пока построение не будет завершено, и так можно делать. Но если войско большое, то лучше сразу же ему знамя. Знамя можно развернуть по ветру или оставить обернутым вокруг копья, как лучше следует рассудить по обстоятельствам.

И если тот, кому поручено знамя, такого высокого положения или чести, что ты хочешь сам дать ему знамя в руки, то делай это с такими вежливыми словами: Возьмите знамя. Пусть Бог даст вам и нам всем удачу, честь и победу etc.

Это знамя тому, которому оно поручено, ты можешь дать сам, или своему кнехту, или приказать кому-то другому, это сделать, но этот человек должен быть того достоин, или ты ему благоволишь.

После этого вызывай одного за другим, каждого по имени: N, станьте к знамени ближайшим с правой стороны.

И далее: N, станьте к знамени ближайшим с левой стороны, и N, станьте следующим к знамени с левой стороны. – И так, пока ты не получишь полного числа в ряду с каждой стороны от знамени.

Потом вызови одного стать перед знаменем; рядом с ним дополняй число с каждой стороны, как тебе указано выше. Так ты продолжаешь делать дальше и дальше до головы.

И если в войске есть князь, который не имеет команды или не желает иметь, того ставь сразу за знаменем; и рядом еще двух, потом по звену со знаменем; и за ним еще ряд или два, по тому как много или мало у тебя людей.

Если же есть быстрый вымпел [rennfenlein, дозорный отряд, едущий на некотором отдалении впереди колонны] или жгущий вымпел [brennfenlein, отряд, занимающийся поджогами и вероятно идущий сзади] или какие другие отряды, то строй их один отряд за другим, каждый по его числу, как стоит выше etc.

Потом вызови того - или тех – кому хочешь поручить стрелков. И если они все со своими кнехтами имеют копья, это не вредит, а наоборот хорошо. И скажи им тоже: Дорогой N, я поручаю вам командование стрелками. И если хотите, то разделите стрелков на два или три или больше отрядов, и каждой части придайте командира [hauptman]. И если мне понадобится одна часть, и я за ней пошлю к вам, то вы то число должны мне быстро послать etc.

Кроме того дай и оруженосцам доверенного командира, двух, трех или больше с указаниями; где дойдет до дела и стычки и боя, чтоб они построились сзади отряда и присматривали; и если какой из друзей в столкновении будет выбит или еще как потеряет коня, чтоб тому помогли на коня одного из оруженосцев, чтобы тот снова вооружился и смело пришел на помощь друзьям в битве. И оруженосцам тоже прикажи, слушать командиров и никуда от них не отходить etc.

И такие командиры оруженосцев менее должны быть благородными, но опытными кнехтами, что неоднократно видели дело. Если их из-за снаряжения или возраста ставят не очень высоко, не смущайся тем; они там хороши. Так как нередко случается, что из-за оруженосцев происходит бегство, где при них неопытные командиры etc.

Когда ты построил так все войско и каждому дал место по своему усмотрению, или как ранее было указано, вызови всех опять подойти к тебе, и тогда: Дорогие господа etc. Подойдите все сюда, и каждый присматривай за своим конем, чтобы никто не кому не нанес вреда etc.

И тогда говори громко, но так: Дорогие господа, друзья и N etc. Мы намереваемся, что-то сделать или предпринять против врага; или мы будем проходить через враждебную землю, или рядом с врагом – или теми, что нас не очень любят; или мы будем некоторое время в той стороне стоять, или отходить. А потому можно ожидать, что враг с нами столкнется или что-то предпримет; или возможно далее, будет нам вредить, или с нами сражаться. – Так как у тебя там все перед глазами, то тебе и выбирать и говорить слова, подобные этим.

Потому, дорогие господа и друзья и etc., я прошу вас всех клясться, быть покорными и послушными, и что каждый должен действовать по командиру, что он решит; во всем слушать и выполнять, что они вам приказывают, и никто не предпринимает ничего и не действует по своей воле. И если кто о том сам для себя предпримет, в обход приказа своего или верховного командира, и даже если ему то удастся, то все равно поступил он дурно и неправедно etc.

Далее если отряд большой или людей много и из разных сторон, то следует понимать, что не всякий знает каждого; а потому надо, взять себе знак и девиз. Потому также надо говорить и делать:

Дорогие господа, друзья etc. Поскольку нас собралось много, и из многих сторон, и мы узнаем друг друга не так скоро; и когда у нас случиться бой и столкновение с врагом, то мы можем сами друг другу вредить и от того может быть большой вред. А потому нам нужен добрый знак, клич и тайный девиз. А потому каждый сломай дубовую ветвь и закрепи на своем коне и себе самом. И наш клич должен быть «Бургунилия» etc., и «Богородица наша» [vnser liebe fraw] нашим девизом, и «кинжал» [tegen] или «меч» [schwertt] нашим тайным девизом. И где один с другим сойдутся в бою, и не видит знака, или сомневается, не враг ли это и не принял ли он знак, то должен он спросить девиз; то должен ему спрашиваемый сказать, и спросить в ответ, каков тайный девиз; и то не следует от него умалчивать, чтобы друг другому не навредил, что пойдет нам во вред, а врагу на пользу.

Далее так говори о добыче; то ты также, как указал в своем письме и желании, хотел узнать от меня, и так:

Дорогие господа и друзья и соратники etc. Если мы одержим победу над врагом и через них прорвемся, то должны вы в тот же час, как вы через врага прорвались, снова развернуться на врага через правую руку, и каждый действует как добрый соратник.

И где нам Всевышний окажет милость, что мы врага одолеем, удержим победу и поле и захватим движимое добро, то нашей Богоматери [unser lieber frawn] должен быть лучший конь, и дорогому рыцарю святому Георгу [lieber ritter sant Jorgen] лучший доспех [harnisch], командирам их старое право и прочим равная добыча.

Теперь подчеркивая последнюю речь, ты говоришь так: Равная добыча -, так поднимаешь ты и каждый свою руку, как если ему это вполне понравилось, с радостным чувством.

Теперь вызови тех, что должны идти перед или за войском, и рядом со всем, по сторонам, два, три или четыре, они называются дозорные [oerterer], и едут рядом с войском, и еще восемь идущих впереди и сзади. Если они обнаружат врага или еще что, что необходимо, представляет опасность, то говорят командиру; все это ты должен назначить и каждому сообщить.

Далее, если у тебя есть дозорный вымпел [renfenlein], то вызови их выдвинуться вперед.

Item далее стрелки должны идти по правую руку отряда, временами впереди или за отрядом, как позволит поле и по обстоятельствам, нужны они перед или за войском.

Теперь ты полностью создал порядок и можешь скомандовать отряду ехать; если же ты хочешь строй или всех в строю вести еще немного искуснее, то пусть оруженосцы едут немного впереди перед отрядом, сколько их есть; и их командир тоже пусть выедет перед отрядом; а потом призови отряд именем святого Георга тоже двигаться, как это вежливо принято.

Этим порядком я кратко для тебя описал, какой в этой земле обычай.

В своем письме ты задаешь вопрос, кому отдать коня, доспех, меч, и как распределить всю добычу, и что по каждому случаю надлежит.

Теперь у тебя есть мое сообщение о построении и порядке, как в этих краях принято делать. Но в некоторых краях дорогому рыцарю святому Георгу отдают – и обещают ему – меч, а не доспех. Но где будет добыто не много мечей или коней, но все же одержат верх, то дают все же ради победы нашей дорогой Богоматери и дорогому рыцарю святому Георгу часть добычи, из того другого, что в ней есть etc.

Теперь далее я хочу сообщить тебе, какого в этой земле для командиров [hauptleutten] их старое право – как войско строят и определяют добычу – для командиров их старое право рассуждает и называет, почему так происходит, и что под тем понимают.

Item если в добыче называют командира, то здесь понимают того, кто в этот раз выставил конницу и принадлежности и все войско. Ему положены все пленные, что будут захвачены, кроме того коровы, телята, быки, овцы и свиньи. Но из каждого стада коров или свиней один некастрированный бык и один некастрированный кабан положен стрелкам; и если в стаде больше одного некастрированного самца, то все равно стрелкам не более одного из стада коров или свиней; и им баран или овен из овец, который тоже не кастрирован, точного числа я тебе не скажу; это тоже правило: пастухи знают, на сколько овец положен один баран или овен – и не больше из стада положено стрелкам. Я слышал о беспорядке между благородными и неблагородными, что был против стрелков, по праву слышно, что говорят о тех, кто среди конницы и подобных почитались как самые умелые, как в то время было во всей империи; и слышу в наши дни, что нет никого, кто бы в таких делах более умел был. Тем не менее, если у тебя дойдет до таких дел, то ты должен о том разузнать. Кроме того все кони, доспехи и захваченное принадлежит общей добыче.

Далее в этой земле есть у конных обычай, где собирают войско и обещают добычу, - также если добычи не обещают, и захватят коров или быков -, то одну лучшую из коров или быков тому, кто несет знамя или вымпел; если иной коров или быков возьмет и знамя тоже было в поле.

Item одна корова отходит тому, кто нашел дорогу к добыче и к ней привел и умел в разведывании.

Item одна корова отдается в тоже время не всякому, но тому, кто первым выйдет к стаду коров, раньше, чем другие, и отберет у пастуха в знак того его палку и стадо коров ударами перенаправит и начнет гнать; и это называется скорой коровой [rennkwe]. И это имя происходит от того, если пастух обратит стадо коров в бегство от врага в деревню; и первый, кто доскачет до стада коров, и чтобы они не достигли деревни, развернет их ударами, тому дают корову; и ту зовут скорой коровой etc.

Но как в той земле, или там не выставляют войскам, что с пленными и добычей – как принято – и прочие знания и обычаи; то видимо ты сам изучишь etc.

Я тебе уже указал, что оруженосцев следует пустить перед строем и всем отрядом; это потому, что так принято и вежливо.

Но я также видел и слышал, как о том говорят и находят правильным, что всякий в строю, чье место в ряду, должен иметь своего оруженосца едущим перед собой, причина: как враг будет угрозой, то каждый может от своего оруженосца без помех и препятствий – и без большого шума – взять свой главный доспех [hauptharnisch] и копье и потом приказать оруженосцам удалиться из строя; это тогда происходит лучшим образом.

Там где оруженосцы едут перед войском, как описано, а каждый в строю, и вдруг возникнет нужда взять от своего оруженосца главный доспех и копье, то каждый благородный и кнехт кричит своего оруженосца: так как одни оруженосцы маленькие, а другие большие, и каждый хочет первым успеть к своему господину, и тогда смешиваются оруженосцы между собой и никак не разберутся; кроме того некоторые оруженосцы имеют под собой неспокойных коней, из-за этого поднимется большой шум и смятение во всем войске, и многие медленно получат от своих оруженосцев главный доспех и копье.

Я также видел, что каждый поставленный в ряд имеет одного своего кнехта позади, везущим копье своего господина, и если доходило до битвы, то он служит своему господину; тому я слыхал и похвальные и непохвальные слова.

Item ты также желаешь знать, кому следует поручить знамя или вымпел.

Знамя или вымпел надлежит доверить честному человеку, которого уважают; ему это также большая честь.

Item всякий, кто будет поставлен в строй и особенно в тот ряд, и особенно в середину того ряда, тоже получают честь.

Item поставленные в голове должны быть смелейшими и быть снаряжены лучшими конями и доспехами, на тех людях многое и там место самое опасное и почетное.

Item каждый командир, к знамени, вымпелу, стрелкам или другой, его командование и приказ тоже честь; потому важно, что он такое свое командование и приказы знает и умеет выполнять.

Далее каждому дается приказ, слушать своего командира, который ему назначен, его почитать и быть ему послушным.

Item если тебя предупредили о враге, то осмотри врага доверенными людьми – или сделай это сам; таким образом можно узнать его силу, порядок и построение, также их умение можно разузнать, и изучить, сколько отрядов они сделали, и как силен каждый отдельный отряд, и как они ими идут; потому можно со своей стороны ориентироваться.

В таком осмотре, когда один враг осматривает другого, должно быть много умения и осторожности; так как от такого осмотра выигрывается и проигрывается многое.

[Далее зачеркнуто] Теперь у тебя есть ответы на все вопросы, на сколько у меня хватает знания. И после того как я тебе тут указал, как ты должен отряд строить и организовывать: где ты более одного отряда строить [конец зачеркнутого].

Потому надлежит каждому верховному командиру, все в войске и лагере – отряды врага, его построение, умение и действия – самому внимательнейше изучить, узнать и изучить, и никому в том доверять или верить, после того как дело и действия на него возложены и назначены. В том должна быть основная забота командира, ради его чести.

Теперь у тебя есть ответы на все вопросы, насколько у меня хватает знания.

И после того как я тебе тут указал, как ты должен отряд строить и организовывать: но если тебе надо строить более одного отряда, то возьми достойного, которому ты доверяешь и считаешь, что он, если ты ему прикажешь, сумеет сделать строй; тому командуй, чтобы он другие части отряда, сколько ты ему дашь, организовал, построил и вел, чтобы тебе было быстрее и сподручнее. Ибо строить большой отряд есть большой труд и идет медленно; это может быть всякому досадно и сильно смущать etc.

Теперь далее я хочу дать тебе совет, когда тебе надлежит строить большой или малый отряд, сколько рядов – каково число или сколько людей – перед знаменем и за знаменем в каждом звене следует строить.

Item если в одном отряде надо построить тысячу коней – без стрелков, то делай минимум, чтоб 7 на острие и 7 рядов перед знаменем. Если же отряд больше, то можешь ее разделить или острие сделать больше и за знаменем еще три или четыре ряда. И каждый следующий ряд должен иметь на двух вооруженных больше, один за другим, как начато от острия: каждый ряд за знаменем на два больше, потом при знамени; потом следующий ряд на два больше, потом следующий за ним потом следующий перед ним; и так делай от начала вплоть до последнего заднего ряда и еще ряд, который дополнит число. Так получит отряд порядок и форму. И если задние ряды, те что стоят за знаменем, не все будут заполнены благородными, возьми достойных кнехтов, имеющих сильных коней и добрые доспехи. Так как если за знаменем плохо обеспечено, то это большой недостаток и нехорошо. И как ты те ряды тоже построил, то бери прочих конных, которые в задних или самых последних рядах, тоже строй рядами, в каждом ряду на два больше, как сказано раньше: так ты получишь преимущество, получив правильную форму. Это весьма полезно и статно, и не сбиваются в кучу, и если дойдет до дела, то не приводят они друг друга в смятение; и отряд получит аккуратную и стройную форму, от острия до самого конца шире, и не вытянется длинным хвостом; такой хвост выглядит совсем неорганизованно, и в его конце отряд беспорядочен.

[Получается клиновидный строй, 7 всадников в первом ряду, в каждом следующем на 2 больше, в 8-м ряду знамя и 21 человек, последний полный ряд 28-й, состоит из 61 всадника]

Item если же надо построить 200 коней, то делай пять в острие и 4 ряда со знаменем.

[Клин, 5 всадников в первом ряду, в 5-м ряду знамя и 13 человек, последний полный ряд 12-й, 27 всадников]

Если же надо построить сто, то делай трех на острие и тоже 4 ряда, так оно правильно; и делай так дальше и дальше, как было сказано для большого отряда, так будет правильно и хорошо

[Клин, 3 всадника в первом ряду, в 5-м ряду знамя и 11 человек, последний полный ряд 9-й, 19 всадников]

Item если великий князь – или его заместитель и главнокомандующий [kriegs hauptman] – находятся при тебе в войске, их ни в коем случае не ставь в строй отряда, но дай им хороших людей; по тому, сколько ты имеешь в войске и при том сможешь построить порядок, по тому выдели им много или мало; чтобы этот князь или господин, так как от него многое зависит, имел при себе собственных посыльных и отряд.

Этот князь или командующий должен находиться позади или вблизи большого отряда, с тем преимуществом, что он со своими, что при нем, может видеть все отряды, когда и кто сталкивается и кто как себя в бою держит; и если несколько отрядов выделены из одного, то он всем им уделяет внимание; и если отряд – или несколько – слишком быстро, или слишком медленно, или в неправильном месте собирается выступить, то он видит, где было бы хорошо или необходимо, выслать к ним или – если в том есть необходимость – самому к ним прийти, и дать им указание и приказ, кому, куда и как выступать. Но при каждом отряде должен быть выделен и назначен командир: и где господин или верховный командир пришлет того или тех, что при нем (а тех, кого он к ним может прислать, должен он указать и назвать) и с тем - или теми призыв или приказ передаст, по тому они действуют.

Случается, что командиры или отряд хотят извинить себя, если ошибся: он плохо понял, или: пришел некто и дал ему указание поступить так, а он не знает, кто это был, и считал, что он послан верховным господином или командиром и передал приказ то делать.

Господин или верховный командир должен наблюдать за отрядом и битвой, и где он – где в его части отряда возникнет недостаток или нужда или потребность в помощи – где возник такой поворот, то он туда направляется и действует. И где он считает, что это хорошо и есть нужда, то может сам со своей свитой вступить в бой на той стороне, где считает хорошим и нужным, и даст свою помощь. И когда он думает, что все снова идет хорошо, то должен он организованно и как принято выйти из отряда со своими; он может также часть их оставить в отряде, если считает что это хорошо; тогда он должен назначить несколько <лидеров> и каждому тех, что им подчиняются; и если он приказал тем что исполнить – с теми, что были для того назначены, выступить в битву или делать что другое – тогда то ими и будет выполнено.

А как господин или командир выйдет из боя, то он должен снова наблюдать за своими и делать как раньше.

И особенно есть нужда, следить за тем, не покидает ли кто отряд, к которому он назначен, или задние смущаются или уклоняются – и не идут в бой – или хотят бежать, из-за это может произойти большая неприятность. И тогда тот господин или командир, что присматривает, пошлет к тем или подойдет сам и снова пошлет их на врага.

Все это предстоит делать командующему – будь то господин или фельдхауптман [felthauptman] – и является хорошим и полезным; ибо в отряде и бою каждый так сильно заботится о себе, что никто нужное или лучшее для отряда не сможет заметить, ни распознать или развернуть. Потому считаю я не очень хорошим, если командир находится в отряде.

И еще раз: для командир, если господин сам так делает и действует, означает брать на себя тяжелую ношу. Но добрых людей, тех он должен иметь при себе прежде всего, так он делает себе поддержку.

Это также хорошо и полезно, если господин или командир имеет при себе еще одно знамя, одинаковое со знаменем, которое в отряде, и оно обернуто вокруг копья и не развивается. И если дойдет до того – как часто случается – что тот, у кого знамя, будет ранен, или знамя будет врагом вырвано у него из рук, или конь под ним будет заколот или падет, и знамя от того опустится, в тот час бегство близко; и если тот час ожидаем, так что господин или командир это видит, то должен он то свое знамя распустить и придвинуться к своему отряду, чтобы отвратить бегство друзей.

И как все то – как стоит выше – никто теперь не считает нужным или обязательным, это все равно хорошо и полезно; и я все это частью видел сам, а частью слышал от опытных, так что обрати внимание etc.

Теперь я хочу дать тебе указание, как ты в поле с небольшим отрядом, если ты преследуем врагом или преследуешь врага – т.е. в погоне или побеге – очень быстро можешь выполнить строй, если ты не имеешь строя и хотел бы его иметь, считая, что поступишь хорошо. Так что делай так:

Вызови из своих спутников одного, которому ты хочешь поручить стрелков, чтобы он выдвинулся и взял с собой стрелков, и крикни стрелкам, чтобы они его слушались. А если стрелков много, то можешь назначить двух командиров, и если они не благородные – частично или совсем, - но с другой стороны умелые, то не отклоняйся от того. И ты можешь командиру стрелков, которого ты вызвал сначала, также сказать: выдвигайся и зови N идти с тобой; и вы оба берите с собой стрелков и разделите их, чтобы у каждого было должное число. – И если ты гонишься, то можешь командира стрелков – обоих или одного – позвать и сказать: Повисните на враге! – И им же, если гонятся за тобой: Оставайтесь сзади один или оба! – И пошли к стрелкам трех или четырех на хороших конях, с копьями, они будут полезны при тех, так как по-другому ловки и умелы. И никогда не оставляй стрелков в отряде, так как они там не смогут: они мешают себе и другим.

Еще вызови того, кому поручишь вымпел; если у тебя нет вымпела, то повесь на копье шляпу или повязку или перчатку. Это потому, что люди держаться вымпела или знака и потому собираются и держаться рядом.

И скажи тому, кому поручил вымпел: Требуй и назови благородных или кнехтов, которых хочешь иметь при себе – на каждой стороне трех или четырех, чтобы у тебя было много людей.

Потом вызови одного и прикажи ему выдвинуться перед вымпелом и к нему вызови на каждую сторону N; и так делай до острия. Так все организуется само без твоих усилий и быстро. После это можешь вызвать задних – тех, что за вымпелом – чтобы они собрались рядами за вымпелом и построились, как по указаниям для большого отряда, что у тебя уже есть. И там где у тебя маленький отряд, как то 50, 60 коней или меньше, то скажи им, где они встретятся с врагом: каждый как пройдет через врага, должен в тот же час развернуться на врага через левую сторону или руку и как добрый товарищ по нему ударить и действовать etc.

Так как тот, кто разворачивается через левую сторону, как пойдет за врага, тот выигрывает у него в движении, потому что оказывается от него с правой стороны. Это с малым войском лучший разворот, но с большим отрядом не это лучшее, но на правую руку, так как большой отряд должен разворачиваться вместе. Так делает маленький отряд, потому что ты не можешь так быстро повернуть через правую сторону на врага, как через левую.

Строй с малым отрядом делай прямо на ходу очень быстро – потому что ты не должен для того останавливаться. И будут тебя уважать за умение, как если ты дело полностью знаешь и умеешь.

Item если с отрядом хотят встретить <врага>, то стрелки должны держаться против врага рядом со своим отрядом, с правой стороны, на расстоянии броска камня или дальше, и немного перед отрядом. И в тот момент, как отряды собираются сойтись и передние соприкоснуться, то стрелки должны позади вражеского знамени нацелиться и ударить; чтобы тех что за вражеским знаменем от знамени отделить; чтоб их строй от того получил меньше помощи; и твоим, если прорвутся, от тех, что должны к своему знамени подойти (были от знамени отделены), в свой черед никакого вреда не случиться. Но как стрелки прорвались, то они должны в тот же час развернуться на врага и не задерживаться или останавливаться, пока не взведут [vffbringen, указывает, что стрелки вооружены арбалетами]; так как это будет слишком медленно и выйдет, что раньше чем они снова тронутся, случится с той частью победа или бегство. И будет хорошо, если стрелки с левой стороны на врага и его знамя развернуться и прорвутся, чтоб ряд со знаменем расстроить и знамя пало. Но так никто не делает, как я сейчас знаю etc.

Теперь я хочу тебе одно посоветовать: где скачешь с отрядом, большой он или маленький, то не думай, что тебя страшно боятся, или что земля мирная, что никто не имеет права тебе что-либо сделать, но сохраняй все время осторожность и беспокойся о своем деле и соблюдай строй, как если ожидаешь врага. Никто не знает будущих дел, когда неприятности будут близко; потому не пренебрегай ничем, ибо от пренебрежения получаются позор и вред. И тот в лучшей безопасности, кто внимателен к своему и всегда осторожен, и остается дольше всего без вреда и не подвергается нападению, если знают, что его не застанут в беспорядке. Очень часто нападают друзья на того, будь он сильнее или слабее, так они говорят: Мы хотим его битым, пока он не может обороняться! – Это злые речи, и если то случиться, то он имеет строй.

И если нет нужды, скакать строем или держать строй, то все равно хорошо, если ты сделал строй, каждый, кому назначено место, остается вблизи при отряде и под рукой; и если случится нужда – если от кого-то будет опасность – и позовут: В строй! В строй! – тогда каждый действует быстро и знает, куда ему должно и что ему приказано. Притом один мешает другому, кто хочет на свое место, чтобы этого не случалось, то он знает, что он без построения не найдет. [Последнее предложение путано и несогласованно. Переводчик постарался передать это место как есть]

Далее хочу я тебе сообщить: где много людей, которых следует построить, то командир тот, кто этот строй делает, и если их больше одного, то ничего не поделаешь, как с таким договариваться заранее; так как командиры могут не знать друг друга и оценить знания и умения, как то надлежит; потому следует в безопасности собрать совет и решить и каждого записать, каким должен быть строй, и что каждому надлежит приказать, и куда каждый будет назначен, всех записать с собственными именами. И как выйдут в поле, то у командира, который должен делать строй, есть список и может оттуда брать и строить, как было решено; так что идет все быстро etc.

К содержанию