МИР ЗАМКОВ


Нормандские замки в войнах Средневековья

Перевод-конспект главы из книги: C.Gravett. Norman Stone Castles: Europe 950-1204.

Карта Нормандии
Принимая во внимание бурную историю герцогства Нормандия, не удивительно, что крепости играли важную роль в борьбе между герцогом и его поданными, и в конфликтах с внешними врагами, прежде всего графами Анжу и королем Франции.

Одним из периодов частых осад, ставших проверкой надежности ранних крепостей, пришелся на время после смерти Роберта Великого (в русской традиции Роберт Дьявол) в 1035 г., во время первых лет правления его сына Вильгельма Незаконнорожденного (будущий Завоеватель). Многие влиятельные представители знати были враждебны ему и разжигали борьбу за власть, закончившуюся лишь когда Вильгельм устранил всех возможных соперников.

В это время без разрешения было возведено множество крепостей, несомненно часто из земли и бревен. Первым успехом на пути к победе, добытым при помощи короля Франции, была битва при Валь-эс-Дюн (Val-es-Dunes) в 1047 г., которая подорвала силы западных мятежников. Тем не менее, Вильгельм еще не мог чувствовать себя в безопасности, и потребовалась череда осад для того, чтобы получил полный контроль над герцогством. Несмотря на упорство некоторых мятежников, его позиции были теперь столь прочны, что он был в состоянии стереть с лица земли незаконные крепости и рассчитывать, что бароны откроют ему ворота своих крепостей по первому требованию. Так продолжалось до конца его правления.

Донжон Домфрона. Нач.12 в.
Вслед за поражением мятежников Ги Бургундский, один из главных соперников Вильгельма, закрылся в своей крепости Брионн (Brionne), и оттуда продолжал сопротивляться новому герцогу. Вильгельму противостояла крепость скорее всего с глубоким рвом и земляным валом, и имела, как сообщает панегирист Вильям из Пуатье (William of Poitiers), каменный зал, служивший донжоном. Вильгельм решил не идти на риск потерять много людей при общем штурме, но так же мало ему хотелось держать всю свою армию привязанной на одном месте. Он приказал построить две осадные крепости по обеим сторонам реки Риль (Risle), большие насыпи, на которых стояли деревянные башни. Под их защитой он разместил свои войска, защищенные от вылазок осажденных, как сообщает Вильям из Пуатье. Связав таким образом гарнизон, он оставил своих людей сторожить Брионн и ушел с остальными войсками. Но и в этих условиях Ги держался упорно, его люди ежедневно совершали вылазки, и Брионн пал не раньше конца 1049 – начала 1050.

Развалины Домфрона.
На переднем плане остатки ворот нач.13 в.
Вильгельм столкнулся со следующей угрозой в конце лета или начале осени 1051, когда граф Жоффруа (Geoffrey) Анжуйский вторгся в герцогство и захватил Домфрон (Domfront) и Алансон (Alençon) желая расширить свою власть. Вильгельм быстро пошел на Домфрон и выбил Жоффруа. Отправив графа в Анжу, Вильгельм построил 4 осадных крепости и стал ждать. В отсутствие близкой внешней угрозы, он ночью увел часть своих войск и быстрым маршем достиг к утру Алансона. Вероятно разъяренный тем, что защитники крепости показывая на шкуры, которыми был увешан вал, называли его сыном кожевника (его мать была дочерью кожевника), Вильгельм предпринял яростный штурм и проломал стену. Затем в наказание он приказал публично отрубить кисти рук и ступни пленных. Не удивительно, что оставшиеся защитники немного поторговавшись об условиях сдались. Когда Вильгельм вернулся к Домфрону, новости уже достигли защитников крепости и они поспешно сдались.

План Арка
Летом 1052 граф Гильом де Арк (William of Arques) решил попытать счастья и поднял мятеж. Герцог Вильгельм находился в это время в Котнтене (Cotentin), с небольшим отрядом он устремился к замку. По дороге он подобрал несколько отрядов из Руана, которые безуспешно пытались помешать Арку запастись продовольствием. Когда он прибыл к замку, гарнизон попытался напасть на него, но был отбит и вновь укрылся за стенами. Крепость, стоявшая на гребне горы, представлялась слишком сильной для штурма, так что Вильгельм приказал построить осадный замок и оставил в нем гарнизон под командой Вальтера Гиффара (Giffard). Затем Вильгельм постарался пресечь любые попытки оказать помощь осажденным. Его план состоял в том, чтобы помешать французскому королю, теперь его врагу, подойти к Арку, охраняемому лишь горсткой его людей.

Несмотря на это королю удавалось переправить в замок людей и припасы до того, как он был принужден к отступлению: уморить графа внутри стен голодом получалось плохо. Лишь в конце 1053 он сдался на условии, что его люди могут уйти беспрепятственно.

Донжон Арка
Три осады, проведенные Вильгельмом, предоставляют оценить его методы. Он был осторожен при борьбе с хорошо расположенными замками (по крайней мере в случае Брионна, Арка и вероятно Домфрона), имеющими частично каменные укрепления. Тем не менее он был способен и на быстрые действия, как в случае Алансона. Его решительные действия против города возможно, если история не врет, были следствием ярости от обиды, но это решение могло быть вызвано и оценкой возможности прорыва обороны, а рассказ о шкурах - лишь способ сгладить впечатление от приступа кровожадности, а шкуры были лишь способом защиты от огня. Что бы ни было правдой, но на примере реакции людей из Домфрона Вильгельм убедился, что демонстрация жестокости стоит нескольких месяцев пассивной осады. Своими действиями в Алансоне он показал, что является человеком, которого надо опасаться, и эта репутация могла использоваться и в будущем. Страх всегда был важным преимуществом при осаде. Генрих I создал себе сходную репутацию человека, с которым лучше не связываться, и Ордерик рассказывает, что кастеляны поспешно сдавали свои ключи, как только слышали, что королевская армия на подходе.

Эти три осады четко демонстрируют, что мощь укреплений не стоит ничего, если враг настроен решительно и снабжение замка ограничено. Отметим, что гарнизон Брионна продолжал ежедневные вылазки, в то время как Домфрон и Арк избегали контакта с силами Вильгельма. Не смотря на надежность замка, брионнцы решили попытать удачи вне стен. Этот пример помогает понять место замков в будущем и подчеркивает то, что для рыцарей честь значила так много, что могла брать верх над осторожностью. Возможно это по той же причине Жоффруа сумел так быстро захватить Домфрон, в то время как Вильгельм предпочел брать анжуйских захватчиков измором.

Мон-Сен-Мишель
Анархия, последовавшая за смертью Вильгельма в 1087 г., вынудила следующего герцога, Роберта Короткие Штаны, оставлять без внимания то, что его кастеляны выгонялись баронами, захватывавшими замки. Новый король Англии, брат Роберта Вильгельм Рыжий, был достаточно хитер, чтобы захватывать цитадели подкупом. Таким образом он взял Омаль (Aumâle), О (Eu) и Жорне (Gournai) на границе Нормандии, и теми же методами вскоре добился контроля над большей частью Верхней Нормандией. Народное восстание в Руане в поддержку Вильгельма Рыжего было подавлено только после уличных боев. Когда он сам явился в Нормандию в 1090 г., то быстро склонил ослабленного Роберта к союзу, и они вместе напали на своего младшего брата Генриха и вынудили его покинуть Котентен, а затем осадили в цитадели Мон-Сен-Мишель (Mont-Saint-Michel).

В 1092 силы Роберта, герцога Нормандии, подошли к Брионну. Этот замок очевидно был тогда не тем, что мы знаем сейчас, стоящий на гребне горы, а раннее укрепление в долине. Описывая предыдущую осаду замка Втльгельмом в 1047, хронист упоминает каменный зал (aula lapidea), который в случае чего служил защитникам донжоном. Это позволяет предположить, что большинство построек были деревянными. Роберт приказал построить кузницу, а затем дал команду стрелкам накаливать в ней наконечники стрел. Лучники стали стрелять по сухой деревянной дранке, из которой была сделана крыша. Обычно зажигательные стены обматывали тканью или паклей и поджигали, и дымный след указывал направление полета стрелы. В этом же случае, очевидно, раскаленные наконечники не давали дымного следа и лишь, встретившись с деревом, вызывали огонь. Осажденные заметили огонь, когда крыша уже занялась. Ордерик был явно впечатлен таким способом применения стрел, называя его "остроумным". Можно предположить, что внешние укрепления были уже каменными, хоть также не исключено, что они представляли собой деревянный частокол, на который были накинуты сырые или влажные кожи, он мог быть обмазан глиной или оштукатурен.

Донжон Брионна.
Построен на основании одной из осадных башен Вильгельма
Таким образом крепости брали теперь не только грубой силой, но и подкупом продажны нормандских баронов. После смерти Вильгельма Рыжего Генрих покорил герцогство в три похода. В 1104 г. он подошел к Домфрону, которым владел раньше, и разместил в замке королевский гарнизон, подкупив его (замка) владнльца. В 1105 он проделал тоже в Котентене, но атаковал Байо, который сжег, и Кан (Caen), сдавшийся без боя. В 1106 он пришел в третий раз, осадил замок Тиншебрэ (Tinchebrai) и был принужден к битве своим братом Робертом, который и проиграл битву. Многие замки были взяты с помощью дипломатии быстрее чем силой. Но при необходимости Генрих прибегал и к осаде. Ордерик упоминает одну такую осаду Ваттевиль-ла-Рю (Vatteville-la-Rue) в 1123-24 гг. против Галерана де Молена (Galeran de Meulan), чтобы не дать тому пополнять запасы в лесу.

Завоевание Нормандии 1135-1145 гг. Жоффруа Анжуйским было в большей степени чередой осад, чем битв. В четырех походах 1135-1138 гг. удача поворачивалась к нему то одной, то другой стороной. Ему не удалось взять Ла Сап (Le Sap) в 1135, его армия подхватила дизентерию в 1137 и вернулась домой (оставив "грязный след" как нам образно выразился хронист), также он решил отвести войска от Фаласа (Falaise) в 1138. Тем не менее, ему удалось взять Фонтанель (Fontanel) в 1140, и в 1141 сменить политику набегов и грабежа на методичное просдвижение.

Большой донжон Фаласа
Жоффруа выступил против Карентан (Carentan) и Байо (Bayeux) и взял оба города без боя. Затем он подошел к Сан-Ло (Saint Lô), который был укреплен епископом Котанс (Coutances) и имел гарнизон из 200 солдат. Епископ выступил, чтобы встретить анжуйцев, но после первой же атаки вернулся за стены. На третий день защитники сдались и открыли ворота, возжелав принести омаж графу. Когда Жоффруа вошел в город, он не встретил сопротивления, сообщает Жан Мармотье (Marmoutier) загадочно, а епископ бежал. Предположительно защитники действовали по собственному разумению при виде немалой армии врага. Жоффруа разместил собственный гарнизон, снабдил город провиантом и созвал баронов в Котентен для принятия присяги. Один из них, Ральф, бежал и укрепился в своем замке вместе с братом, Ричардом де ла Хай (de la Haye), подготовил Шербур (Cherbourg) к обороне и разместил в нем 200 или более бойцов. Жоффруа в истинно феодальной манере опустошил земли Ральфа чтобы лишить того снабжения, а также нанести ему личное оскорбление, затем взял его замок и силой принудил Ральфа к соглашению. Далее Жоффруа подошел к Шербуру и подготовил свои осадные машины. Стены и башни города хронист Мармотье приписывает Юлию Цезарю; кроме того он сообщает, что Ричард де ла Хай наполнил их не только рыцарями, оруженосцами и слугами, но и богатыми запасами продовольствия. Ричард же повелел своим людям сражаться хорошо, и на корабле отправился в Англию просить поддержки у короля Стефана. Тем временем его гарнизон отважно держался, а стены и башни оказались для Жоффруа крепким орешком и выдержали обстрел.

Мотте Жизора
К несчастью Ричарда корабль был захвачен пиратами, а он сам взят в плен. Когда эта новость достигла его людей, они были потрясены, и хотя у них еще было достаточно припасов (и доступ к кораблям кроме того) они решили просить условий мира, пока ситуация не стала еще хуже. Жоффруа принял их присягу, территории были покорены, и с наступлением зимы граф распустил свои силы. В январе 1144 он направился на восток, пересек Сену и двинулся к Руану. Город открыл ворота, но замок держался три месяца, пока не капитулировал. Последним не взятым замком оставался Арк. Жоффруа был теперь как графом Анжу, так и герцогом Нормандии. Его завоевание было почти бескровным, многие замки сдались без боя или оказали незначительное сопротивление, а именно Авранш (Avranches) и Котанс в 1141, Вернуи (Verneuil) и Водруи (Vaudreuil) в 1143, Руан в 1144, и Арк в 1145. Все эти замки, неважно как сильны были их оборонительные сооружения, не имели шансов выдержать осаду в то время, как король Стефан и другие вожди были поглощены гражданской войной в Анлии, а в Нормандии царил хаос.

Замок Жизор
Между 1173 и 1174 произошел крупнейший мятеж против сын Жоффруа, короля Генриха II, который охватил как Англию, так и другие владения Анжуйской династии. Король убедился, лично или через своих помощников, что замки обороноспособны на сколько это возможны. В 1173 Генрих "Молодой король", вместе с Филиппом Фландрским и его братом Матье, графом Булонским, напал и быстро взял Омаль. Затем он пошел на Дринкур (Drincourt), который взял приступом несмотря на сильные укрепления, в определенной степени ему помогла измены. Затем двинулся к Арку. В 1174 "Молодой король" с союзниками атаковал Се (Sées), но был отбит горожанами, несмотря на отсутствие в городе известных лидеров. В тот же год, вместе с Людовиком VII Французским и графом Филиппом, 22 июля он подступил к Руану по левому берегу Сены. Внешние стены подверглись организованному штурму с применением осадных машин, но защитники города, несмотря на малочисленность по сравнению с осаждающей армией, отбросили их, скидывая большие круглые тесаные камни, острые колья и бревна. Для того чтобы поддержать давление французы и фламандцы предприняли попытку сделать подкоп одновременно тревожа обороняющихся нападениями. Так продолжалось несколько дней, сообщает Ральф де Дисето (Diceto), осажденные нормандцы были уверены в победе; их число росло, а продовольствие имелось в изобилии, а многие осаждающие уходили из страха перед голодом. Предположительно прилегающие территории были выжжены. Конец был положен слухами, что Генрих II высадился в Нормандии и уже на подходе, Людовик боялся, что он обойдет Руан, вторгнется во Францию и атакует Париж. После спора осаждающие сожгли свои машины, свернули шатры, предали огню временные постройки и отступили от Руана 14 августа, несмотря на то, что слухи не подтвердились. Жители соседних деревень растащили большую часть оставшихся от укрепления и растащили брошенное оружие и снаряжение.

План и реконструкция Фаласа.
Донжон (1123) стоит на скале,
к нему примыкает большой двор замка, под горой - город.
Борьба за власть между Ричардом I и Филиппом II резко приобрела другой характер, когда Ричард был пленен во время возвращения из Третьего крестового похода. Вероятно французские бароны отказались поддержать нападение на владения отсутствующего крестоносца, это не остановило Филиппа. В 1193 он вторгся в Нормандию и захватил несколько приграничных крепостей. Он подошел к Жизору и взял его, подкупив кастеляна. Он занял Вексен (Vexin), и Нофль(Neaufles) тоже пал. Он осадил Руан, но город держался, так как его оборонял Роберт, граф Лестер (Leicester), и Филипп отступил. Этот частичный успех оказался обманчивым. Ричард был освобожден в 1194 и спустя два месяца после возвращения в Англию высадился во Франции. Он направился к замку Вернуи (Verneuil), осажденному Филиппом. По Дисето, Филипп использовал катапульты и другие осадные машины, а также подкоп, чтобы взять замок, но безуспешно. Ричард приказал части своих людей прорваться в замок, а основные силы разместил в тылу у французов. Для Филиппа этого было довольно, он спешно отошел, разрушив свои осадные машины на месте с целью облегчить отступление. Он сдержал свой гнев и проигнорировал Руан (которому придавал большое значение) и вместо этого осадил маленький город неподалеку - Фонтэн (Fontaine), который обороняли 4 рыцаря и 20 солдат. На четвертый день он атаковал ворота, взял их и разрушил город.

Стремление полководцев избегать превратностей полевого сражения вынуждало их отступать: они предпочитали проиграть осаду риску потерять все при прямом столкновении с деблокирующими силами. Так было при осаде Фретеваль (Freteval) в 1194 и Жизора (Gisors) в 1198, Филипп Август прерывал осады чтобы избежать встречи с Ричардом I. Иоанн дает нам другой пример. Несмотря на победу при Мирабо (Mirabeau) в 1202 и взятия в плен Артура Бретонского, он позволил Филиппу уйти из Арка, когда тот был осажден и мог быть взят в плен.

Реконструкция Шато-Гаяр
Иоанн, тем не менее, не удержал своих позиций; он разругался со многими баронами и был склонен к бездействию. Филипп раскусил его. Когда он принялся захватывать принадлежавшие Иоанну Нормандию, Анжу и Пуату, то дал одну небольшую битву на реке вблизи Шато-Гаяр (Château-Gaillard), но ни одной более. Крупнейшая осада эпохи началась в конце 1203, когда Филипп Август, решивший прекратить правление английской короны в Нормандии раз и на всегда, принялся за самый крепкий орешек герцогства, Шато-Гаяр.

Кастелян Роджер де Ласи (Lasy), быть может вопреки собственной воле, разрешил жителям окрестностей укрыться за стенами. Филипп двинул силы на Пети Андели (Petit Andely) и взял его, но предстояло взять и сам замок. Король знал, что единственный подход к замку был с юго-востока, и здесь он оказывалсянапротив внешнего двора с цилиндрическими башнями за глубоким рвом, как и планировалось Ричардом. Деблокирующие силы были отбиты.

Филипп приказал выкопать два рва от Сены к Гамбону (Gambon), чтобы отрезать замок от берега и обезопасить свою осадную линию. Вдоль этой линии он построил деревянные башни. Затем Филипп стал выжидать. Мягкость Ласи начала работать на Филиппа. Когда запасы начали истощаться, Ласи понял, что ему не остается ничего другого, как избавиться от людей, ненужных для обороны замка. Лишние рты были выставлены за ворота просить милости у осаждающих. Поначалу французы уступили и первой тысяче был дан проход. Затем позиция ужесточилась и путь на волю был закрыт.
Осада Шато-Гаяр.
Реконструкция Viollet-le-Duc
Оставшиеся попытались вернуться в замок, но ворота остались закрыты. Без всяких шансов на помощь несчастные были вынуждены существовать во рву на протяжении суровых зимних месяцев, умирая там и смущая оставшихся за стенами. Наконец в начале 1204 прибыл Филипп чтобы оценить ситуацию, он приказал пропустить людей и дать им еду и питье. Для многих было уже слишком поздно: они не смогли переварить пищу и умерли.

С наступлением весны король повелел провести первый штурм крепости. Осадные башни были выдвинуты к стене внешнего двора, с них французские арбалетчики и лучники могли обстреливать гребень стены и сковать обороняющихся. Для обстрела были доставлены катапульты, хотя не известно, были это торсионные машины или требуше. Щиты, деревянные и плетенные, были установлены для защиты стрелков, пока деревянные навесы медленно подтаскивались ко рву и через него, когда люди засыпали его камнями, деревом и всяческим мусором, создавая дорогу к стенам, по которой подтягивались подобные хижинам навесы для защиты саперов. Работа продвигалась медленно, и в конце концов с помощью лестниц спустились в ров, по ним же поднялись с другой стороны к основанию большой башни, где был вырыт подкоп. Вставленные в образовавшуюся пустошь подпорки подожгли, и участок стены рухнул. Воины ворвались во внешний двор.

Замок Шато-Гаяр
Передняя часть замка пала, но оставалось еще два двора и мощный донжон. Однажды осаждающие обнаружили выходное отверстие стока старой уборной на южной стене среднего двора. На верху находилась капелла, пристроенная к стене. Воин влез по вонючему стоку до уборной под окном, встав на плечи напарника, он дотянулся до окна и втянул по веревке еще несколько человек. Оказавшись внутри, они подняли такой шум, что гарнизон ударился в панику и бежал, решив, что прорвался большой отряд. Убегая, они подожгли здания. Французы открыли ворота и осаждающие заняли средний двор.

Теперь передними была волнистая внутренняя стена. Под нее была подведена мина, но Ласи приказал рыть контрмину, которая обрушила ход французов. Тем не менее, подкопы ослабили стену и катапульты пробили в ней брешь. Защитники сражались, но сопротивление было сломлено. До осады донжона не дошло, а может гарнизон просто не успел отступить внутрь. Не исключено, что верхняя часть была не доделана.

Осада Шато-Гаяр является наглядным уроком того, что не имеет значения на сколько укреплен и оснащен замок, все сводится к воле и искусству людей внутри и вне его, и быть может немного от удачи. Крепкие стены помогут отбить атаки, но еда и вода подойдут к концу, особенно если местному населению будет позволено искать убежища в его стенах. Как и в других осадах, подкоп был опаснее и эффективнее катапульт. Благодаря удаче французы обнаружили незащищенную шахту уборной, и успешно использовали это слабое место. Небольшое упущение при проверке укреплений дорого стоило защитникам. При всей изобретательности конструкции волнистых стен и донжона, французам все равно удавалось продвигаться вперед, а гарнизону отступать. Конструкция оборонительных сооружений, с последовательными дворами, в которые можно было попасть лишь с одной стороны, могла остановить менее непреклонного противника, но все же не помогла нормандцам.

На пасху 1204 Филипп собрал армию и атаковал Фалейс (Falaise), который взял без сопротивления. Жители Кана также считали, что "что у них нет никого, кто мог бы их защитить", констатирует Коггенхол (Coggeshall). Затем Филипп овладел окраинами включая Барфлер (Barfleur), Шербур и Домфрон. Жители Руана и Вернуи, а также гарнизон Арка запросили 40 дней чтобы связаться с королем Иоанном. Помощь не пришла. Иоанн боялся измены дома и не двигался с места. Нормандия была потеряна навсегда.