МИР ЗАМКОВ


Замки 10 - середины 12 веков в Центральной Европе

Перевод главы из справочника: Burgen in Mitteleuropa. Stutgart, 1999

От переводчика

Это глава из двухтомного справочника по замкам Центральной Европы, изданного Немецким Замковым обществом - Deutschen Burgenvereinigung e.V. При переводе я убирал ссылки на предыдущие и последующие главы, первоисточники, из-за чего приходилось менять некоторые фразы. Так что корректнее считать этот текст очень подробным конспектом. Кроме того, я оставил без перевода большинство имен собственных - полагаю, что так будет легче искать информацию о заинтересовавшем объекте. После географического названия часто идет одно-трехбуквенное обозначение территории, условные сокращения можно посмотреть здесь.

Вводные замечания

Замков 11 - нач.12 вв., существенные части которых сохранились выше уровня земли - в отличие от замков 12-15 вв. - весьма мало. Это имеет под собой несколько причин.

Во-первых, многие замки эпохи салических императоров (1024-1125) были построены еще в значительной степени из дерева, так что от их надземной части ничего не сохранилось. Во-вторых, многие оборонительные сооружения той ранней эпохи были оставлены уже через несколько поколений в пользу новых замков и пришли в упадок. От них остались в основном лишь едва заметные земляные валы, рвы и полностью разрушенные основания стен, т.е. в стадии полного упадка, что делает невозможной достоверную реконструкцию построек. Те замки салической эпохи, которые использовались и в следующие века, подверглись многократным капитальным перестройкам, изменениям и расширениям - за частую с полным сносом старых построек - так что и в этом случае о первоначальном виде замка можно только догадываться. Недостаток видимых и датированных замков 11-12 вв., которых и без того было не так много, как в эпоху Штауфенов или позднее средневековье, привело к тому, что ранней фазе замкового строительства не уделяли внимания или вообще ее отрицали.

Лишь во 2-й половине 20 в. интенсивное исследование светской архитектуры раннего и высокого средневековья обратилось к замкам, при этом на передний план выступил вопрос возникновения этого столь важного для европейской истории типа построек. Вместе с исследованием построек на первом месте стояла археология, позволившая с помощью целенаправленных раскопок получить важные сведения о внешнем виде и развитии оборонительных сооружений и замков раннего и высокого средневековья. Сейчас исследователи замков располагают доброй сотней хорошо раскопанных сооружений, дающих возможность проводить сравнительные исследования возникновения и происхождения замков знати от 9-10 и вплоть до середины 12 вв.

Двор и замок

Замок (castrum) как оборонительное сооружение был известен знати уже в эпоху Меровингов. Это были большие, в основном в несколько гектар, участки, защищенные опоясывающим или отсекающим валом. При этом лишь не многие из них исполняли роль исключительно убежища (Refugium) и использовались редко или вообще никогда, но большинство являлось узловыми пунктами и центрами управления прилегающими владениями знати, правовой и церковной организации окрестностей. Некоторые могли служить военными опорными и сборными пунктами (это в первую очередь относится к королевским и имперским замкам), многие кроме того располагали большим числом мест для ремесленников, при этом на первом месте стояла выплавка и обработка железа. Эти постоянно населенные замки эпохи Меровингов, Каролингов и Оттонов выполняли разнообразные функции, и в случае необходимости, естественно, могли использоваться как убежища. Однако не следует рассматривать их именно как убежища или вообще как "народные замки". Хотя в них постоянно жили люди, но по сути они служили резиденцией знатной семье, аспект, о котором еще будет сказано ниже.

На многих примерах 7-10 вв. видно, что существовала четкая связь между расположенным на равнине "господским двором" (curtis) - будь то владение короля, герцога, графа, епископа или монастыря - и чаще всего лежащего на возвышенности "кольцевого вала". В бельгийском Jupille Пиппиниды владели в 7-8 вв. важным curtis, к которому относилось отдаленное на 5 км мощное укрепление Chevremont B, игравшее для этой семьи большую роль. Саксонские Лиудольфингеры (Liudolfinger) на ряду со многими другими curtes в 9-10 вв. имели двор в Grone NI близ Геттингена и Pöhlde NI в Южном Харце (Harz). Оба аграрноориентированных двора располагали в 2 км и 500 м соответственно связанные с ними замки вышеописанного типа. В то время как первый, на Hagenberg, в 10 в. был преобразован в королевскую резиденцию (Königspfalz) Grone NI, второе вальное сооружение осталось лишь чистой принадлежностью (очевидно оборонительного назначения) расположенного на равнине и преобразованного в резиденцию двора Pöhlde NI и не имело крупных построек.

Большому владению (королевскому fiscus или знатной Villikation) относился, следовательно, главный господский двор (curtis, villa), несколько вспомогательных дворов, земля и лес, а также во многих случаях многофункциональный раннесредневековый замок. Вообще-то эту связь не всегда можно проследить по письменным источникам, но чаще всего лишь предполагать по топографическому положению.

Рис.1. Bernshausen NI. Замок-убежище. 10 в.

Так с некоторой уверенностью королевскому двору Jerstedt у Langelsheim в Северном Харце (9 в.) можно поставить в связь замок Kanstein NW, расположенный 2,5 км. Соответственно оснащенное зальным каменным домом и примечательной круглой церковью укрепление Höfe у Dreihausen HE (9-10 вв.) с большой долей вероятности можно связать с отстоящим на 4 км королевским двором Ebsdorf. К curtis в Bernshausen NI знатной саксонской семье Immedinger, который по археологическим исследованиям существовал с 7 по начало 12 вв., принадлежал отстоящий на 400 м хорошо укрепленный замок с древо-земляной, а с 10 в. дорогой каменной стеной (рис.1).
В стоящем на горном выступе над рекой Jagst замке Alte Burg (Старый замок) с древо-землянной, а в последствии каменной (8-10 вв.) стеной, можно легко распознать оборонительное сооружение удаленного на 400 м знатного двора Unterregenbach BW у Langenburg (8-11 вв.).

Представленная здесь и легко распознаваемая пара "двор-замок" может быть продемонстрирована на многих других примерах лежащих на равнине (на землях старых поселений) господских дворов, в которых и жили представители знати или управляющие (villicus). Соответствующий им замок, расположенный чаще всего на расстоянии от 400 м до 5 км, Кроме оборонительной функции часто выполнял и другие задачи. Тем не менее, такой замок, являясь составной частью многочисленных землевладений знати, церкви или короля, крайне редко до 10 в. сам служил местом жительства самого господина.

Жилые постройки знати 8-10 веков

Рис.2. Doue-la-Fontaine F.
Схематическое изображение

До того, как мы подойдем к вопросу, когда впервые расположенные на возвышенности замки стали служить резиденциями знати и какие архитектурные формы использовались там для жилья, надо сначала рассмотреть, в каких домах жили представители верхних слоев в 8-10 вв.
К сожалению наши сведения об этом еще очень малы. Поэтому можно привести лишь несколько примеров.

Главное здание каролингского curtis в Petegem B на Шелде (9 в.) представляло собой каменный дом 15х11 м, чьи стены имели толщину 0,9 м. Позднее это здание получило пристройку с отапливаемым полом.

В районе Doue-la-Fontaine F (рис.2) ок. 900 г., предположительно графом Блуа, был построен мощный одноэтажный каменный дом, примерно 23х16,5 м, имевший два входа на уровне земли и толщину стен 1,6 м. Этот дом вскоре был разделен стеной надвое и был оборудован камином. Ок.1й половины 10 в. здание было надстроено, и таким образом преобразовано в зальную постройку с внешней деревянной лестницей, при этом двери первого этажа были замурованы: очевидно превый признак существенно возросших оборонительных потребностей.

Рис.3. Dreieichenhain HE. 9 в. Реконструкция.

Уже упоминавшийся господский двор Unterregenbach BW, исходно вероятно владение швабского герцогского дома, располагал в 10 в. весьма скромным каменным домом 8х6 м (стена 0,7 м), замененный в 11 в. куда более претенциозным, двух этажным (12х9 м, стена 1,2 м) с входом по лестнице. Примерно те же размеры (11х8 м, стена 1,1 м) уже в 10 в. имело жилое здание предполагаемо королевского двора Düna NI в Южном Харце, в нем был вход на уровне земли и внешняя лестница на второй этаж. Деревянные дома неизвестного размера можно подтвердить в господских curtes в Bernshausen NI (7-10 вв.) и Elrnendorf NI (9-10 вв.). Господский двор, защищенный палисадом и рвом с водой, в "Husterknupp" NW располагал во 2й половине 10 в. бревенчатым домом 11,5х5,5 м, имевшим два помещения и прихожую на уровне земли. И наконец, в окруженном рвом с водой и палисадом господском дворе Dreieichenhain HE у Langen (рис.3), относившемся к королевскому fiscus южнее Франкфурта, возможно уже в 10 в. стоял каменный дом 14,9х11,3 м (стена 0,8 м), который, как и в Düna NI, имел два помещения и внешнюю каменную лестницу для доступа на верхний этаж.

Подводя итог можно сказать, что жилые постройки знати соответственно господских дворов 9-10 вв. имели лишь одно-двухэтажные каменные или деревянные дома средней величины, вход в которые всегда располагался на уровне земли и лишь изредка на верхнем этаже (в этом случае часто с каменной лестницей). Оборонительные сооружения внутри дворов знати в этот ранний период не могут быть доказаны. Нельзя распознать и постоянные окружные стены и мощные оборонительные башни.
 

Старейшие высотные замки 9-10 веков

Из-за многочисленных междоусобиц знати 9-10 вв., а также периодически возникающей внешней угрозы нападения норманнов в конце 9 - 10 вв. и венгров в 10 в. требования к безопасности у представителей правящего военного слоя резко возросли. С этого времени, если благородные господа хотли иметь более надежные и обороноспособные резиденции, не полагаясь более на ров с водой и палисад, окружавшие жилье по периметру двора, а также не собирались в случае необходимости бежать в свои расположенные поблизости castra, им остаелось в принципе три возможности:

- во-первых, можно было незащищенный до сих пор деревянный или каменный дом, расположенный на равнине, переделать в обороноспособное жилье (модель А),

- во-вторых, можно было переделать господский двор в старом месте жительства в замок с помощью дополнительных оборонительных элементов (модель В),

- в-третьих, можно покинуть трудно защищаемое жилье в пределах двора и самому переселиться на защищающие высоты, т.е. туда, где уже давно стоял соответствующий, но удаленный замок (модель С).

Характерно, что преимущество было отдано третьему решению, и не только по военным соображениям, но в первую очередь по соображениям представительности и чувства превосходства благородного сословия. Новая аристократическая резиденция предоставляла не только пространственное отделение от прочего население, но и давала символическое превосходство.

К наиболее ранним примерам проявления этих устремлений наверняка относиться расположенный на высоте 80 м над Rheinaue замок Hochelten NW графов Hamaland. Он был заложен уже в кон.9, самое позднее - нач.10 в. Он представлял собой жилой замок, расположенный в восточной части вытянутого раннесредневекового вального сооружения, с гигантским (28х9 м) деревянным залом, отапливаемом двумя угловыми каминами, с деревянной церковью и круглой капеллой, а также несколькими деревянными строениями. В этой графской "резиденции" принимали в 944 г. короля Оттона I.

Рис.4. Runder Berg (Круглой горы) близ Urach BW

На вершинном плато размерами 60х100 м Runder Berg (Круглой горы) близ Urach BW (рис.4), где уже в 4-5 и 7-8 вв. находилась резиденция представителя алеманской знати, в
9-10 вв. был основан новый замок, окруженный мощной каменной стеной, имевшей толщину 3 м. Непосредственно за окружной стеной, так сказать под ее защитой, стояло несколько деревянных(?) домов с входом на первом этаже.
Они имели фундамент сухой кладки толщиной 80 см размером 10,5х8 м. Другой дом даже имел кафельную печь (10 в.) с расположенной под ней каменной "котельной". Остатки прочих сооружений - т.ч. капеллы, деревянных домов (с частично остекленными окнами!), ткацкой и конюшни - а также многочисленные находки конных принадлежностей (шпор, подков) говорят о постоянном присутствии семьи всадников знатного происхождения, имевшей резиденцию в этом замке уже с 9, и уж точно в 10 в. Они оставили этот замок предположительно в нач.11 в. и переселились в замок Hohenurach BW, где род существует уже как графы von Urach. Со всей осторожностью в этом случае можно предположить, что предки этого влиятельного рода уже в позднекаролингское-оттонское время имели частный замок на Runden Berg BW, который позднее оставили в пользу замка Hohenurach BW.

Рис.5. Weißenstein HE

Раскопки в Weißenstein HE у Marburg-Wehrda (рис.5) показали, что первое использование маленького горного плато под жилой замок также приходиться на эпоху Каролингов. Здесь было найдено предположительно однопространсвенное, деревянное здание на сложенном без известкого раствора каменном фундаменте 6х6 м. Остатки керамики и радиоуглеродный анализ старейшей деревянной фазы позволяют с уверенностью датировать основание этого маленького графского замка временем около 900 г.

Необычайно богатые находки 9-10 вв. в раннесредневековом кольцевом вале Gaulskopf NW, а также остатки существенной застройки внутри сооружения, в т.ч. деревянная капелла с дополнительным рвом и полуподвальный с одной стороны деревянный дом на фундаменте сухой кладки 7х3,5 м, позволяют предположить, что ранний замок (7 в. - ок.800 г.) служил в конце 9 или начале 10 в. резиденцией знатной семье. Раньше кольцевой вал предположительно был связан с отстоящим на 700 м и лежащим в долине господским двором в заброшенном поселении Asseln и служил в числе прочего как "Refugium". Эта высотная резиденция была покинута уже в 10 или 11 в., когда род, имевший с 1024 г. графское достоинство, уже в пределах двора Asseln NW возвел обороноспособный, скорее всего двухэтажный, каменный дом размером 17,5х10 м (стена 1,4 м), рядом с которым находился мотт.

Рис.6. Salbüel CH. Реконструкция.

Можно назвать и некоторые высотные замки в Швейцарии, чье строительство приходиться также на середину - 2ю половину 10 в. Расположенные здесь на пологих, маленьких горных вершинах чаще всего однопространственные деревянные дома замков Grenchen, Frohburg, Salbüel (рис.6) и Nivagl (все CH) имеют размеры лишь от 5х4м до 8,5х3,7 м и подходят под известный тип ранних жилых построек.

Первые каменные дома мы знаем до сих пор лишь из областей по левому берегу Рейна. Заложенный ок.950 г. замок Andone F графов Ангулема заключал внутри овального огороженного пространства размером 60х40 м примерно 7 примыкающих к стене каменных домов с толщиной стен ок.90 см, среди них кузню. Непосредственно рядом с определяемой как aula зальной постройкой
20х13 м находилось два жилых дома с входом на уровне земли 13х8 м. В 20е годы 11 в. замок был оставлен и резиденция перенесена в Montignac-Charente F.

На небольшой круглой горе у Mellier B в Арденах графами Chiny предположительно еще в 10 в. был построен необычайно массивный каменный дом (стена 2,75 м) длиной более 20 м и шириной 13,4 м. Количество этажей не подлежит выяснению, но их не должно было быть менее трех. Ок.1060 г. эта вход в постройку был заложен, а она засыпана мощным земляным холмом (мотт), на котором было возведено каменное здание 12х12 м (стена 2 м).

Лишь в 50 км западнее на выступе горы над рекой Маас стоял Chateau des Fees у Montcy-Notre-Dame F (Dep. Ardenne). За уже нераспознаваемой деревянной фазой 10 в., к которой относилось здание длиной не менее 10 м, следует представительное расширение замка, состоящее главным образом из массивного каменного дома 18,5х9,8 м (стена 1,75 м). Предположительно еще в конце 10 в. возведенный дом был разрушен пожаром в 1й половине 11 в. После полного сноса старое сооружение было покрыто холмом мотта, чья застройка еще не изучена.

На 570м горе Purpurkopf у Girbaden F в Эльзасе в пределах большого овального кольца стен сухой кладки обнаружен, возможно более старый, отдельностоящий каменный дом с входом на уровне земли. Здание 18,4х11,1 м имеет стены 2,2м толщиной, но ввиду малого количества каменных обломков вряд ли имело более двух каменных этажей. С полным основанием этот замок, соотносят с "castrum Burcberck" графа Гуго, упомянутой в письменных источниках под 974 г.

Если рассматривать эти замки 10 и частично 9 в., то можно установить, что большинство сооружений в первой фазе располагали простым, часто одноэтажным деревянным домом, стоящим на каменном фундаменте. Их размеры находятся между 4х5 м и 10,5х8 м - если говорить о большом зале в
Hochelten NW - что составляет 20-80 кв. м.

Также большинство таких каменных домов с входом на уровне земли кажется были в основном одно-, двух-, максимум трехэтажными, при этом иногда можно заподозрить фахверковую конструкцию верхнего этажа. Ни в коем случае они не были особенно высокими, т.е. башнеподобными. Их размеры колеблется от 13х7 до 18х10 м, и лишь в особо массивном доме из Mellier B имеет большие размеры. Их жилая и полезная площадь была 80-160 м, т.е. значительно больше, чем у современных им деревянных построек.

Впервые встречающиеся в замках в 10 в. большие каменные дома - мы еще встретим их в 11-12 вв. - могли иметь стены от тонких до очень мощных, что однако может не много сказать о высоте и этажности построек. При этом бывает очень тяжело определить тип здания по раскопанным остаткам, тем более что существуют разногласия в определении строительных форм. Как "зальное строение" ("Saalgeschoßhaus") определяют вытянутые прямоугольные двух-трехэтажные постройки с входом на уровне земли, располагающие репрезентативным залом на одном из верхних этажей, к входу в который чаще всего ведет внешняя лестница. Термином "укрепленный дом" ("Festes Haus") определяется обороноспособное, отдельно стоящее домоподобное здание, близкое к квадрату в плане. Называть ли каменные постройки в замках "зальное строение" или "укрепленный дом", зависит - наряду с размерами и соотношением длины и ширины - в большей степени от особенностей здания, которые археологи и исследователи замков могут твердо определить лишь в редких случаях. Здесь эти каменные постройки, часто имеющие те же размеры, что и большие деревянные дома на каменном фундаменте, мы будем называть так, как их называют в письменных источниках, а именно как domus lapidea (каменный дом), в противоположность domus lignea (деревянный дом). Даже сохранившаяся до сих пор первоначальная массивная постройка Gravensteen B в Генте (11 в.), с размерами 32,8х13,7 м (стена 1,75 м), первоначально трехэтажная (высота ок.10 м), еще в начале 12 в. определялась как domus lapidea. Иногда в дальнейшем для особенно компактных поздних построек как синоним все же будет использоваться термин "укрепленный дом", так как он больше соответствует оборонительному характеру сооружения. С другой стороны, более вытянутые каменные здания со слабыми стенами, входом на уровне земли и лестницами иногда будет называться "зальное строение".

Особенно важным результатом анализа является то, что первые деревянные или каменные постройки высотных замков конца 9 -10 вв. довольно точно соответствуют набору зданий, наблюдаемых нами в господских дворах на равнине (в т.ч. Petegem B, Doue-la-Fontaine F, Dreieichenhain HE, Düua NI, Husterknupp NW). Из этого следует, что знать, выбирая в 9-10 вв. естественнозащищенные горы и высоты своим местом жительства, продолжала применять те же типы домов, что и раньше - что не удивительно.

Таким образом, ранние высотные резиденции знати 9-10 вв. располагали лишь фортификационными сооружениями, затрудняющими приближение: глубокие рвы с прилегающими валами, мощное кольцо стен в виде палисада или (часто уже в старых постройках) каменной стены. Спектр внутренних построек простирался от простых деревянных домов с входом на уровне земли, фахверковых постройек на каменном фундаменте, вплоть до каменных домов, которые из-за входа на уровне земли и чаще всего небольшой высоты трудно рассматривать как оборонительные сооружения. Даже постройки Mellier B и Montcy-Notre-Dame F, которые, кроме того, не до конца изучены, не могут изменить этого впечатления. Таким образом, мы можем считаться с относительно небольшим числом жилых и хозяйственных построек в ранних резиденциях, которые в большинстве оставляют впечатление перенесенных на возвышение господских дворов (curtis). Не смотря на скромное оснащение, кажется все без исключения ранние высотные замки 9-10 вв. - на сколько позволяют судить письменные источники - возводились графскими родами. Очевидно в эту эпоху потребность в репрезентации находила выход в возвышенном положении, а не в качестве построек.
 

Башни и мотт: новые оборонительные элементы в замках 11 века

Рис.7. Sugny B. Реконструкция.

В десятилетия около 1000 г. и нач.11 в. в некоторых старых и многих новых постройках можно установить многочисленные архитектурные изменения, которые показывают, что еще молодое "строение типа замок" обогащается новыми, совершенно специфическими оборонительными элементами, вследствие чего эта еще довольно штатская и непримечательная форма принимает более военный, и одновременно репрезентативный вид. Это происходит с одной стороны за счет возведения высоких, оборонительных башен, с другой стороны насыпка огромных масс земли в импозантные конусообразные холмы (мотт - motte). Иногда оба способа комбинируются между собой для повышения эффекта.

Жилые башни

В Doue-la-Fontaine F (см. выше и рис.2) надстроенный в середине 10 в. двухэтажный каменный дом ок.1000 г. получил новую надстройку, так что здание в своем последнем состоянии можно уже назвать башней. Одновременно с этим изменением здание окружается широким и глубоким рвом, чей земляной скос со стороны стены насыпается то высоты 11 м. Со стороны это выглядело так, как если бы на мощной искусственной горе построили башню.

Рис.8. Arnsburg HE.

Практически такие же изменения можно наблюдать в Sugny B (рис.7). На возвышающейся над прилегающей местностью скальной вершине, похожей на земляной мотт, уже в 10 в. возводиться высотный замок подобный Runder Berg BW или Weißenstein HE, чьи деревянные постройки неопределенной величины окружены палисадом. Во второй фазе (конец 10 - начало 11 в.) на вершине скалы впервые возводиться деревянная жилая башня (9х9 м), рядом деревянная кухня. В маленьком промежуточном дворе находилась цистерна. Этот ансамбль был окружен деревянным палисадом. На двух нижележащих, защищенных палисадами террасах (форбург) находились деревянные хозяйственные постройки, в том числе пекарня. Примечательная постройка (старейшая доказанная этого типа) Sugny B служила господам - предположительно предкам будущих графов Bouillon - постоянной резиденцией.

Рис.9. Lürken NW.

На шаг дальше пошли имперские минестериалы von Arnsburg, которые уже в 1й половине 11 в. вблизи монастыря Arnsburg в Wetterau на слегка возвышенном выступе возвели маленький, но крепкий замок Arnsburg HE (рис.8). Доминирующей постройкой этой резиденции была квадратная жилая башня (11,5х11,5 м) со стенами толщиной почти 3 м, пристроенный нужник которой свидетельствует о стремлении к дополнительному комфорту. Эта мощная каменная жилая башня ни в коем случае не отличается в строительном отношении от соответствующих построек высокой знати 11 в. и демонстрирует таким образом финансовые и социальные возможности этой влиятельной семьи имперских министериалов. Кстати, в предыдущую эпоху этому роду было бы еще запрещено ставить свой замок на горной возвышенности.

Рис.10. Schlössel RP. Общий план.
Черным: оттоновский кольцевой вал;
Белым: ядро салического замка

Также еще в 1й половине 11 в. близ Lürken NW (рис.9) в пределах старого поселения (господский двор?) на плоской земле была возведена жилая башня (12х12 м, стена 2 м). Лишь в последствии был насыпан холм-мотт высотой около 1,5 м, защищенный в этой первой фазе лишь рвом с водой и палисадом. После пожара в 1й половине 12 в. мотт был надсыпан еще на 1 м, палисад был заменен каменной стеной с "выступающими воротами". Позднее эта маленькая резиденция, площадью всего 30х30 м, чье единственное по началу здание представляло собой обороноспособную жилую башню высотой не менее 20 м, получило каменную пристройку, а также каменную привратную башню, так что крошечный замковый двор был практически полностью застроен.

Над Klingenmünster RP в Vorderpfalz на горном отроге стоит большой замок (220х100 м) каролинго-оттоновского времени, защищенный мощной каменной стеной с двумя воротами (рис.10). В северо-западной возвышенной части этого старого замка, называемого Schlössel RP (рис.11 и рис.12), в салическую эпоху был сооружен новый башенный замок, считающийся лучше всего сохранившимся сооружением этого типа в Германии. На искусственно отделенном скальном возвышении горы стояла примечательная жилая башня со стороной 13,3 м и шахтой нужника (рис.13).
Рис.11. Schlössel RP. План ядра замка.
1:Жилая башня; 2:Башня нужника; 3:Пристройка; 4:Стена; 5:Привратная башня; 6:Хоз.постройка
Стена толщиной 2,5 м, которую по аналогии с сохранившейся башней Dreieichenhain HE (см.ниже) реконструируют как пятиэтажную, сложена из мелкого тесаного камня различного размера, уложенного слоями. Эта жилая башня окружена - как и во многих подобных сооружениях салической эпохи - полигональной стеной. Между башней и восточной стеной была выполнена меньшая прямоугольная постройка, облегчающая доступ в башню. Входом в просторный по салическим понятиям замок (45х35 м) служила слегка выступавшая башня с воротами. Ее наружная стена была облицована большими, аккуратно обтесанными прямоугольниками из песчаника. В то время как первый этаж башни имеет лишь крошечные окна-прорези, верхние этажи частично имели дорогие арочные окна, а также богато украшенные орнаментом прямоугольные окна. По стилистическим особенностям замок датируется примерно 1040 г.

Если старое оборонительное сооружение 9-10 вв. может рассматриваться как замок, служивший защитой и убежищем для имперского монастыря Klingenmünster, расположенного в 1,2 км у подножия горы, то новый замок-башня, построенный на меньшей площади, со своей репрезентативной и богато украшенной жилой башней можно считать жильем знатного фогта монастыря, который имел в нем резиденцию до 1200 г.

Рис.12. Schlössel RP. Реконструкция.

Были владельцами монастырского фогтства сами Салии или графы Саарбрюккена как предшественники более позднего рода графов von Leiningen, едва ли можно установить. Салическая фаза в Schlössel RP может рассматриваться как образцовый пример жилого замка благородной семьи 11 в. Он представляет практически в классической форме распространенный и варьируемый в то время тип башни-замка. Полигональная стена окружает не очень большой замковый двор, частично занимаемый отчетливо доминирующей жилой башней, в то время как другие постройки, в т.ч. кухня, отступают на второй план. Лишь богатое скульптурное и архитектурное оснащение поднимает этот замок над многочисленными подобными, но скромнее построенными сооружениями 11-12 вв., и подчеркивает тем социальное и экономическое положение своего господина.

Основанная предположительно (по дендрохронологии) в 1031 г. мощная жилая башня графов Анжуйских в Loches F (Dep. Indre-et-Loire), размер в плане 25,3х13,4 м, толщина стен 2,8м, сохранившая высоту 37 м, показывает, что идея возвышающейся, обороноспособной и жилой башни (по-французски в основном Donjon или в последнее время Tour Maitresse) в первой половине 11 в. была весьма жизненной в различных частях Западной и Центральной Европы. При этом кажется не играло большой роли, был ли план башни квадратным (как в основном в Германии), скорее прямоугольным или круглым.

Рис.13. Schlössel RP.
Вид с верху.

Так же около 1000 г. было возведено мощное каменное здание (12х8,6 м,
стена 1,8 м), на вершине Weißenstein HE у Marburg (рис.5), которое сменило старое деревянное здание уже существовавшего деревянного замка 9 в. (см.выше). Его можно реконструировать как высокую жилую башню, чьи стены снаружи были облицованы мелким, уложенным слоями тесаным камнем. Западная и северная стороны башни имели на небольшом расстоянии дополнительную стену (толщина
1 м) со скругленными углами. В поздней стадии эта стена была снесена, и на западной широкой стороне башни была выполнена треугольная пристройка со стороной 10 м, так что получилась пятиугольная башня. Эта массивная пятиугольная постройка, имевшая смысл лишь, если она планировалась как башня, получила в последствии многоугольную окружную стену с воротами на юго-востоке. Между жилой башней и восточной стеной было построено длинное прямоугольное здание, восточной стеной которого служила примыкающая окружная стена, оно было сложено из аккуратно обтесанных прямоугольных камней песчаника. Возможно этот новый, максимум двухэтажный дом середины 11 в. служил жилым целям, в то время как возвышающаяся башня выполняла теперь лишь оборонительные функции. Археологически конец замка Weißenstein HE датируется примерно 1100 г. или нач.12 в. Исторические исследования позволяют сделать вывод, что замок когда-то принадлежал могущественному, располагавшему богатыми владениями по Среднему Лану графскому роду Gisonen, с пресечением которого в 1122 г. вполне можно связать упадок замка.

С возникновением высоких, обороноспособных башен в период около 1000 г. и нач.11 в. мы впервые встречаем в высотных и равнинных замках новую архитектурную форму, отличавшуюся от уже известных каменных и деревянных зданий с входом преимущественно на уровне земли и двумя-тремя этажами. В то время как не очень защищенные деревянные и каменные дома олицетворяли формы, которые - будучи известными уже века - были просто перенесены знатью в новые замки, жилая башня со своим расположенным на высоте входом и вертикальным делением представляет собой подлинно новое творение верхнего военного социального слоя и объединяет одновременно задачи главной башни крепости и жилья знати в одном здании. Эта населенная, укрепленная башня с этого момента будет в
11-12 вв. определяющим и господствующим типом вообще и отражает наши представления о характерном замке-башне салической эпохи, классическая форма которого представлена в замке Schlössel у Klingenmünster RP.

Рис.14. Rickenbach CH.

Рядом с уже названными Mellier B и Montcy-Notre-Dame F, где в обоих случаях на месте снесенного каменного дома был насыпан мощный земляной холм, на котором позднее стояла жилая башня, следует упомянуть каменные дома в замках Marburger Schloß HE (ок.16x9,4м; стена 1,8m) и Düna NI (11x8м, стена 1,1m), где примерно около 1100 г. за счет уменьшения площади застройки при одновременной надстройке вверх они были превращены в жилые башни 9,4х9,4 м (стена 1,8 м) и 8х8 м (стена 2 м) соответственно. Аналогично развивалась ситуация в Broich NW у Mülheim/Ruhr, где большие каролингские постройки конца 9 в. сократили в конце 11 в. и преобразовали в жилую башню 9,2х8,9 м (стена 1,8 м).

Примерно 10 м высотой domus lapidea замка Gravensteen B в Генте (11 в.) на сохраненной площади ок.1180 г. надстроили до стоящей и сейчас мощной жилой башни графов Фландрии.

В Habsburg CH в кантоне Aargau влиятельный одноименный графский род ок.1020-30 гг. возвел примечательный каменный дом размерами 18,5х13,2 м (стена 1,9 м), вход в который осуществлялся через две двери на уровне земли, дом имел, скорее всего, лишь два этажа. Примерно через 50 лет этот замок был решительно увеличен и оснащен дорогими башнями и жилыми постройками. На опасной восточной стороне у отсекающего рва к большому каменному дому была пристроена квадратная жилая башня с шахтой нужника (9,3х9,3 м, стена 1,9 м).

Рис.15. Rickenbach CH.

И в Rickenbach CH (рис.14 и рис.15) можно распознать эту последовательность. Замок, построенный предположительно графами von Rheinfelden в 1й половине
11 в., состоял из полигональной окружной стены с маленькими воротами и имел в плане размеры примерно 35x24 м. Единственное твердо установленное в пределах стен здание (12,5х5,5 м) имело два функционально разных помещения - кухня в деревянной части и каменное помещение (стена 0,7 м) с печным отоплением. После утраты власти Райнфельдерами (1080) замок перешел во владение епископов Базеля, которые сильно перестроили его в последующие годы. Простой господский дом был снесен и заменен большой многоэтажной жилой башней (9,6х8,6 м, стена 1,8 м) с эркером нужника. В восточном углу окружной стены, возможно на месте старого деревянного предшественника, была пристроена каменная конюшня, верхний этаж которой использовался как жилое помещение с печным отоплением. Возможно его использовали лишь зимой, в то время как летом предпочитали каменную башню. Вскоре после 1100 г. замок был оставлен и пришел в упадок.
 

Мотт

Примерно в тоже время, что и новые башенные постройки, в резиденциях знати появляются более или менее массивные, искусственные земляные холмы (франц. Motte или Chateau a Motte), имевшие один или несколько форбургов, расположенных террасами (франц. basse court, англ. bailey)

Рис.16. Ковер из Байо. Норманны насыпают мотт. Ок.1070 г.

Эти насыпи появлялись или за один строительный период, или за несколько отделенных во времени. Мотты часто строились на плоской земле, но при возможности как ядро использовались и природные скальные и земляные возвышенности, что уменьшало объем работ. Затем на мотте возводились постройки, а также в мотт могли быть преобразованы уже существующие постройки, при этом нижние этажи засыпались землей. Не в последнюю очередь благодаря ковру из Байо (кон.11 в., рис.16), как типичную постройку на мотте видели деревянную (жилую) башню, из-за чего в Германии часто использовался вводящий в заблуждение и давно отброшенный специалистами термин "Turmhügelburg" (нем. Turm - башня, hügel - холм, burg - замок). Ведь на этом нейтрально обозначаемом как "мотт" холме могут стоять и простые деревянные дома. Мотты известны в первую очередь на долинах и поймах рек, но иногда они встречаются и на горных выступах и вершинах.

Насыпка мотта представляла собой - особенно на ровной местности - в первую очередь создание искусственного холма или горы, при этом достигалось и "возвышение" в социальном плане над прочим населением, и повышалась военная ценность постройки. С плато моте, имевшего высоту от 5 до 10 м, можно было с одной стороны улучшить обзор, с другой стороны легче было вести оборону. Осложнялась и осада постройки - при этом имеется ввиду в первую очередь башня, так как соответствующие устройства и машины не могут быть доставлены непосредственно к ее основанию.

Рис.17. Grimbosq F.
План и реконструкция

Ранее, до обширных раскопок, считалось, что собственно мотт - ядро замка - всегда было резиденцией благородного рода, в то время как в форбурге предполагались хозяйственные постройки. То, что как минимум в начальной стадии существования моттов это не являлось правилом, показывает пример Grimbosq F (Dep. Calvados; рис.17). Здесь в 1025 г. Член благородного рода Taisson на выступе между двух глубоко врезавшихся долин ручьев построил мотт диаметром примерно 35 м и высотой 7 м, который располагался между маленьким форбургом на севере (на острие выступа) и большим, имевшем умеренный уклон передним участком на юге. Раскопки показали, что все без исключения господские жилые помещения располагались на плоском острие, а хозяйственные постройки (в т.ч. конюшня и кузня) - в южном форбурге. На маленьком плато мотта были найдены лишь остатки не особенно крепкой деревянной башни, которая могла служить лишь наблюдательным постом, т.е. не имела жилых функций. Собственно резиденция состояла из большого деревянного здания 18х12 м на сухом фундаменте, имевшего трехскосную крышу. Вход располагался на уровне земли, постройка имела максимум два этажа. Также здесь была отдельностоящая кухня, капелла и некое подобие привратного сооружения, через которое по наклонному, опирающемуся на пару свай деревянному мостку (лестнице) можно было пройти на вершину мотта. Сам мотт был нежилым и предотвращал - как позднее щитовая стена - прежде всего обзор и прямой обстрел жилой части замка возможным противником с южной стороны. Таким образом, в случае Grimbosq F мотт представлял собой не ядро замка, где жила знатная семья, но фортификационный и символический элемент, который был добавлен к господскому двору, расположенному на изолированном выступе. Вскоре после середины 11 в. замок Grimbosq F, который хоть и располагал моттом, но не имел соответствующей времени жилой башни, был покинут и не получил ни какого развития.

Если мотт в Grimbosq F и не был правилом, то этот пример все же показывает, как осторожно надо подходить к интерпретации отдельных строительных элементов в замках-моттах. Эта интерпретация все еще часто проводиться по внешним критериям, без полноценных раскопок. Но без археологического исследования строительное развитие мотта, включая форбург, не может быть полноценным и надежным.

Рис.18. Werken B.
Мотт и хозяйственный двор вокруг церкви

Даже если есть некоторые вновь полученные указания на то, что мотты начали строить уже кажется в 10 в. (Douai F, Werken B, рис.18), то большое количество результатов раскопок отчетливо указывают на то, что сооружение искусственных земляных холмов все же приходиться в основном на период после 1000 г., часто даже позже.

Кроме уже приведенного примера из Doue-la-Fontaine F можно сослаться на хронику монаха Альперта (Alpert) Метцского, который рассказывая о так называемой междоусобице Adela (1010-17) описывает несколько упорных боев за замки между Нижним Рейном и Северным Айфелем (Eifel), происходивших на искусственно насыпанных холмах (моттах).

Рис.19. Husterknupp NW. Реконструкция.

Первые, еще плоские насыпи в пределах уже частично упоминавшихся господских дворов Elmendorf NI, Gommerstedt TH и Husterknupp NW можно археологически датировать временем ок.1000 г. и нач.11 в. Сооружение
по-настоящему мощных высотных моттов, как в Grimbosq F, в Центральной Европе можно считаться лишь с середины 11 в. Это справедливо и для часто приводимого примера Husterknupp NW, где к просто защищенному господскому двору (см.выше) в конце 10 в. было присоединен небольшой насыпной мотт, несущий несколько деревянных домов. Лишь в середине
11 в. был возведен высокий мотт как символически-фортификационный элемент (рис.19), о застройке и функциях которого нет данных, так как все остатки поселения отсутствуют.

Тем же временем (середина 11 в.) датируется мотт Hoverberg NW, на чьем крошечном плато (диаметр
14 м) стояло почти квадратное деревянное здание (5,6х5,2 м), два маленьких сооружения ниже уровня земли (кладовые) и лишь в 12 в. выкопанный колодец. Лишь слабо углубленные деревянные сваи главной постройки наводят на мысль о скорее наблюдательной, как в Grimbosq F, чем жилой башни. Однако без раскопок на прилегающей местности нельзя решить, не располагало ли моттом пусть и скромным, но жилым домом, предназначенным для пребывания господина. Мотт был покинут в середине 12 в.

В конце 11 и еще 12 в. в Западной и Центральной Европе многочисленные холмы-мотты все же наверняка служили как месторасположение жилых построек знатных семей, в Северной Германии и Европе даже вплоть до позднего средневековья. В этих четко различимых случаях чаще всего на природном основании строилась каменная жилая башня, нижняя часть которой потом засыпалась в мотт. Как пример этой частой комбинации жилой башни и мотта, которое совершенно очевидно существовала не с самого начала, можно привести лежащий на краю Северного Айфеля Hardtburg NW. Здесь мощная каменная жилая башня (9,8х9,8 м, стена 1,5-2,5 м), имевшая 6 этажей и высоту 20 м ок.1100 г. или в нач.12 в. была сначала построена на уровне земли, и лишь затем засыпана в мотт.
В следующие века мотт вырос до высоты 6 м и накрыл первые два этажа.

Вряд ли случайно, что такие устремленные вверх постройки как башни и мотты начали применяться в строительстве замков как раз в позднеоттоновское-раннесалическое время (кон.10-нач.11 вв.). Знатные застройщики, несомненно, реагировали таким способом на те изменения, которые за несколько десятилетий до этого заявили о себе в королевской архитектуре, так как остается несомненным, что лишь со времени Оттона Великого верхний этаж стал сознательно применяться в репрезентативных целях. Тогда возник благородный верхний этаж "Bel-etage", "верх" и "низ" стали выражать ценности в архитектуре. Если смотреть с этой стороны, то мотт и жилая башня служат двумя характерными, специфическими благородными типами построек, которые впервые были намеренно применены в строительстве замков и изменили их не выразительный до этого облик.

11 век как период большого разнообразия в строительстве замков

Рис.20. Durlach BW. План фаз строительства.
1:Существующий бергфрид; 2:Жилая башня; 3:Жилой дом; 4:Цистерна

Хотя строительство новых обороноспособных жилых башен в ходе 11 и нач.12 вв. пережило большой подъем, благодаря чему может создаться впечатление, что такие замки-башни, как Arnsburg HE, Lürken NW, Rickenbach CH или Klingenmünster RP, доминируют и являются основными типом замков салической эпохи, но более внимательное изучение археологических исследований замков этого периода обнаруживает изобилие других строительных решений, некоторые из которых будут приведены ниже.

Но начнем все же с действительно впечатляющих жилых башен. В Германии они имели преимущественно квадратную или почти квадратную форму в плане со стороной 7-13,5 м, при этом наиболее типичный размер 9-12 м. Круглые башни, как в Niederrohmen HE, Obertshausen HE или Groitzsch SN встречаются редко. Толщина стен находиться между 1,5 и 4 м, чаще всего 1,8-2,5 м. Высота башен должно быть была в основном 20 м, 25 м встречается редко. Высота 30-40 м, как во Франции, кажется никогда не была достигнута.

Рядом с уже названными, в основном графскими замками, к которым относится и жилая башня Turmberg у Durlach BW (рис.20), где графы von Hohenberg вероятно в конце 11 в. возвели постройку 11,7х11,7 м (стена 2,6 м), которая лишь в середине 12 в. была обнесена полигональной стеной с привратной башней,
Рис.21. Dreieichenhain HE. Остатки башни.
мы все чаще встречаем каменные жилые башни, построенные поднимающимися служилыми людьми (минестериалами), преимущественно на равнине рядом со своими дворами (модель В, описанная выше). Очень успешные имперские министериалы von Hagen (Dreieichenhain HE) предположительно в 11 в. непосредственно рядом со своим старым, окруженным водяным рвом и палисадом двором (curtis), в котором находилась зальная церковь и несколько деревянных и каменных построек (в том числе вышеупомянутый большой каменный дом), на отдельном острове построили новую представительную жилую башню (рис.3 и рис.21). Эта, частично сохранившаяся, постройка 13,2х13,2 м (стена 2,8 м) и высотой 25 м, имела 5 этажей и узкие прорези вместо окон, нижний этаж был сводчатым (рис.22). Вокруг башни на расстоянии 2-3 м проходила окружная стена, некогда имевшая высоту 7 м.

Впечатляющий пример подобной маленько резиденции минестериала был получен при раскопках в заброшенном поселении Holzheim HE близ Fritzlar. На месте старого, лишь рвом и палисадом защищенного господского двора на краю деревни во 2й половине 11 в. было заложено новое почти квадратное палисадное ограждение, а под его защитой небольшая жилая башня (9х7,5 м, стена 1 м), окруженная несколькими деревянными кладовыми и вспомогательными постройками.

Рис.22. Dreieichenhain HE. Разрезы башни

Господский двор 9-10 вв. Elmendorf NI, сгоревший ок.1000 г., был вскоре обновлен. Немного в отдалении и южнее к нему присоединялось слегка возвышенное, состоящее из двух частей и окруженное рвом с водой островоподобное оборонительное сооружение. После нового разрушения в конце 11 в. слабо защищенная до сих пор резиденция была основательно переделана и значительно усилена. В нач.12 в. в пределах двух плоских островов были насыпаны два больших земляных холма (мотта) 5 и 7 м высотой. На обоих островах помимо вспомогательных построек было возведено по деревянной многоэтажной жилой башне, при этом больший мотт нес на себе мощную 12-угольную башню диаметром
12 м, которая наверняка должна была имитировать круглую каменную башню (рис.23). Сложная система рвов дополняла дорогое оборонительное устройство двухбашенного замка. Далее, собственно двор был перестроен в слегка возвышенный форбург с местами для ремесленников. Поэтому в Elmendorf NI твердо установлено, что тамошние господа действительно жили на мотте, в одной из двух башен.

Рис.23. Elmendorf NL. Реконструкция.

Редко стадии развития резиденции знатной семьи - от просто защищенного господского двора к мотту с жилой башней - проявляються так отчетливо, как в Elmervdorf NI. Здесь, как и в Holzheim HE, Dreieichenhain HE или у Husterknupp NW, заложенный на давно заселенной земле curtis оставался и в дальнейшем местом жительства знатного господина или его управляющего и с помощью добавления новых оборонительных элементов преобразован в замок.

Как уже указывалось, очевидно не все господа на протяжении 11-12 вв. решились оснастить свои резиденции прогрессивными башнями как жильем и символом статуса. Куда больше было резиденций, в которых - как и в
10 в. - единственным примечательным зданием был большой каменный дом, имевший стены толщиной 1,0-1,5 м.

Рис.24. Vianden L. Реконструкция.

К этому типу принадлежит и графский замок Vianden L (рис.24), который был построен ок.1000 г. на пологом скальном выступе на месте позднеримского укрепления. Овальное кольцо стен 55х25 м имело сохранившийся до наших дней проход ворот с круглой аркой 1,4 м шириной и 2,4 м высотой (рис.25). Вплотную к западной стене стоял косоугольный четырехугольный дом (22,5х14 м, стена 1 м), имевший два входа на уровне земли и, вероятно, представлявший собой зальное строение. Античную башню 8х8 м использовали тогда предположительно как капеллу. Лишь в конце 11 в. на северной стороне этого весьма простого замка была добавлена жилая башня.

Рис.25. Vianden L. Старый вход в замок

На скальном выступе у Zweibrücken-Niederauerbach RP даже в начале 12 в. как единственное здание был построен каменный дом 14,3х11,4 м (стена 1,3 м), имевший вход на уровне земли и центральную опору на первом этаже. И здесь можно говорить скорее о плоской постройке, чем башнеподобном сооружении, как предполагалось ранее.

Особенный вид имеет жилой дом зального типа в Entersburg RP, стоящий на пологом, скалистом выступе горы как единственная постройка. Он имеет длину 30 и ширину ок.10 м при несколько непрямоугольной форме (стена 1,1-1,5 м). Это предположительно двухэтажное здание имело два входа на уровне земли. На основании археологических находок и дендроанализа оно датируется концом 11 в. и было разрушено уже в 1138 г.

Также к позднему времени относится основание на языке горы замка называемого Steinenschloß RP (рис.26). Окружная стена почти 2 м толщиной образует вытянутый овал 80х46 м. Ворота лежат на юго-западе и ведут во внутренний двор замка, по краям которого предположительно стояли деревянные постройки. На западной стороне находился большой двух этажный каменный дом. Самым интересным зданием однако был встроенный в северный угол, уже похожий на палас жилой дом (32х13,5 м) с четырьмя помещениями и выступающим коридором со стороны двора.
Рис.26. Steinenschloß RP.
Две шахты нужников выступали за наружную стену замка. Кладка предположительно двухэтажного дома, имевшего три входа на уровне земли, камин и несколько кафельных печей, состоит из больших, аккуратно высеченных прямоугольников из песчаника. Этот необычный "палас", в котором наверняка был репрезентативный зал, не имеет аналогий в современных ему салических замках. Время строительства этого большого замка, в котором явно отказались от жилой башни, принято считать кон.11-нач.12в. Лишь после середины 12в. в этой резиденции был построен мощный бергфрид (главная башня) из выпуклых прямоугольников (нем.Buckelquader). Ок.1200 г. или вскоре после него этот замок, возможно построенный графами Саарюрюккена, был покинут.

Также не имеет жилой башни и Hünenburg NI (рис.27 и рис.28). Предположительно еще во 2й половине 11 в. построенный замок с овалом в плане (ок.35х27 м ) был окружен каменной стеной, к которой были пристроены все распознаваемые здания: капелла с полукруглым апсисом, маленькая башня (6х5 м) рядом с воротами, а также имевший два помещения отапливаемый каменный дом 17х7 м (стена 1 м).

Конечно, на ряду с этими, чаще всего имевшими форму вытянутого прямоугольника, каменными домами, которые часто примыкали к стене и задумывались как зальные строения, существовали и отдельностоящие обороноспособные укрепленные дома, близкие к квадрату в плане и предположительно имевшие вид башен. У них был вход не на уровне земли, но на высоте, толщина стен 1,8-2,7 м и чаще всего они отгораживали находящийся за ними участок подобно щитовой стене.
Рис.27. Hünenburg NI. Реконструкция.
К этому типу принадлежат такие постройки, как Querfurt ST (17,3x13,7 м; стена l,8 м), Altenberg CH у Füllinsdorf (Kt.Basel-Landschaft, 15x9 м; стена 1,8 м), Stenderberg HE у Liebenau (13x9,5м; стена 2,1м), Caldern HE у Marburg (9,6x7 м, стена 1,5 м, рис.29) и Orlamünde TH (24,2x11,9 м; стена 2,7 м). Это последнее, шестиэтажное здание, датируемое 11 или 12 вв., полностью сохранилось, и имеет высоту 21 м.

Хотя предположительно башнеподобный "укрепленный дом" Altenberg CH был построен в конце 11 в. и вероятно служил жилой башней, похожая постройка в Querfurt ST не обязательно выполняла те же функции. Она была возведена уже ок.1000 г. благородными владетелями von Querfurt, одновременно с отстоящим на 50 м каменным домом (23x11,5 м, стена l,3-1,5 м), который несомненно и был жилой постройкой с репрезентативными помещениями.
Рис.28. Hünenburg NI. План.
Этот примечательный замок начала 11 в., овальный в плане (110х60 м), имел внутри каменной стены как минимум жилую постройку, "укрепленный дом" и маленькую зальную церковь. В середине 12 в. восточнее жилого дома было возведено дорогое сводчатое здание ворот.

Часто необычная и показная каменная архитектура большинства представленных здесь замков 11-12 вв. заставляет забыть, что еще в салическое время у многих свободных владетелей и графов просто не хватало средств оснастить свои резиденции каменными постройками. Не только в Grimbosq F, Elmendorf NI, Husterknupp NW или Hoverberg NW, о которых уже говорилось, но и в Boiarscheid L, Oedenburg CH, а также многих других местах в рассматриваемый период как жилые и хозяйственные постройки возводились более или менее скромные деревянные дома. Деревянный зал (14х7 м), построенный в Bourscheid L (рис.30) в 1й половине 11 в., только в начале 12 в. был заменен в качестве жилья простым каменным домом того же размера, рядом появилась большая каменная башня (7,2х7,2 м, стена 2 м), выполнявшая вероятно оборонительную функцию.

Рис.29. Caldern HE. План.

Строительство замков 11 - нач.12 в., которое кроме высокой знати вели и влиятельные семьи министериалов, позволяет увидеть большое разнообразие архитектурных форм. Рядом с впервые в этот период выступающими жилыми башнями, часто бывшими единственным примечательным зданием внутри стен или палисада, т.е. несомненно служившие жильем и потому обосновывавшими определение башня-замок (нем. Turmburg) для этого типа резиденций, сохраняют свое значение обычно двухэтажные, вытянутые каменные дома - чаще всего зального типа, - продолжающие выполнять роль главного здания, как и столетия до того. Чаще всего башнеподобные, определяемые как "укрепленные дома", имеющие почти квадратное основание и мощные стены, а также вход на верхних этажах, постройки занимают свое место в замках салической эпохи, при этом не имеет значения, служат ли они в большей степени жилой или оборонительной задаче.

Рис.30. Bourscheid L.
Вид с воздуха.

Хотя дерево было главным строительным материалом замка в 10 в., а на протяжении 11-12 вв. возрастает применение камня, но порой даже в замках графских родов все еще встречаются преимущественно деревянные постройки, обнесенные лишь рвом и палисадом.

Как другое новшество начала 11 в. выступают искусственные холмы (мотты, см. выше)

Количество зданий внутри часто маленького замкового пространства было небольшим. Кроме башни, "укрепленного дома" или зального строения, взаимное существование которых обычно исключалось,
Рис.31. Stromberg RP.
по возможности присутствуют и маленькие хозяйственные постройки (кухня, мастерская, склады, конюшня) - если они не были вынесены в форбург - и как исключение отдельностоящая капелла, как в Querfurt ST, Rinteln-Todenmann NI, Dreieichenhain HE или Vianden L. Особенно впечатляющие сакральные постройки сохранились лишь в старом замке близ Stromberg RP (рис.31), в Winzingen RP у Neustadt a.d.W.Haardt, в Groitzsch SN и в Donaustauf BY у Regensburg (рис.32). Бергфриды как чисто оборонительные сооружения без достойной упоминания жилой функции в замках 11 в. еще отсутствуют, если не считать мощной круглой башни (диаметр 10 м, стена 3,6 м) королевского замка Harzburg NI, построенной в 1065-68 гг. Лишь ок.1100 г. - в нач.12 в. кажется утвердилась "чисто оборонительная башня". Конечно и в жилых башнях и башнеобразных "укрепленных домах" высота использовалась в фортификационных целях.

Рис.32. Donaustauf BY. Ворота и капелла

Окружная стена, чаще всего выполненная в технике двух оболочек, окружала территорию замка по кругло-овальному контуру, но могла иметь и полигональную форму, что было кажется типично для как раз салических замков (Weißenstein HE, Rickenbach CH, Klingenmünster RP, Durlach BW).

В то время как большинство замковых ворот на протяжении 11 - нач.12 вв. были еще маленькими простыми, чаще всего арочными проходами, например в Vianden L, начиная с середины 11 в. возрастает число больших и дороже оснащенных привратных построек, часто образовывающих собственную башню, как в Querfurt ST (рис.33), Klingenmünster KP, Donaustauf BY (рис.32), Lürken NW или Lützelburg F (Dep. Moselle). Оборонительные башни в окружной стене в салическую эпоху еще не встречаются.

Опоясывающая стена и стены каменных зданий представляют в основном нерегулярную кладку на известковом растворе, но часто встречается и кладка из меньших, вытесанных и уложенных слоями камней или вытесанных прямоунольников. Кроме иногда наблюдаемой кладки в виде так называемой рыбьей кости или колосьев (opus spicatum) в особо претенциозных постройках встречается и применение больших, аккуратно обтесанных прямоугольных камней, изготовляемых каменотесами. Благодаря им появляются еще исключительно редкие в салическую эпоху примеры архитектурных украшений (дверных и оконных проемов, арок, дверных перемычек, колонн, капителей).

Выводы

В 11-12 вв. для резиденций знати еще не сложился твердый, стандартный тип, и этот период может рассматриваться как фаза экспериментирования, в которой применялись и старые формы, деревянный дом или зальные строения, но одновременно развивались и новые архитектурные решения, башня "мотт" и "укрепленный дом".
Рис.33. Querfurt ST.
Свод ворот.
Пространственные и правовые условия, финансовые возможности и социальные претензии благородного застройщика часто были решающими факторами в оформлении частного замка, который с 10 по начало 12 в. не поддается строгой типизации.

Подавляющее большинство замков было необычайно маленькими и располагало площадью 0,04-0,3 га. В этом они решительно отличались от замков-убежищ раннего средневековья, чья площадь была 1-10 га.

Самым примечательным, зачастую вообще единственным возвышающимся зданием внутри каменного кольца стен или деревянного палисада была квадратная жилая башня или башнеобразный каменный дом, что позволяет говорить о "башнях-замках" ("Turmburg"). Если этот широко распространенный тип и определял вид замков салического периода, не стоит забывать, что во многих резиденциях знати отказывались от такой башенной постройки и жить продолжали в чаще всего двухэтажном каменном доме (зальное строение), которое в эпоху Штауфенов развилось в пышные постройки паласов.

Должно быть ясно, что уже в конце 9 и чаще 10 вв. в единичных случаях можно говорить о строительстве резиденций на возвышениях, но основная масса замков возникла лишь в салическую эпоху. Нет ничего удивительного, что если тогда даже имя господского замка впервые становилось обозначением династий или министериалов, имевших до сих пор лишь личные имена, то впредь эти родовые замки служат для них предпочтительными центрами управления и жизни. Особенно бросается в глаза возрастающее использование камня как строительного материала ("монументализация"), в то время как замена богатым пластическим оформлением поначалу совсем простых построек происходит еще медленно.

В ходе 11 - начала 12 в. становившаяся все более самоуверенной знать империи во все возрастающих объемах стремилась возводить крепкие каменные замки как постоянные, репрезентативные резиденции. Они были для своих династических создателей не в последнюю очередь способом уклониться от притязаний королевской власти, но также защититься от экспансионистских устремлений товарищей по сословию. Как раз в ходе корчевания и расширения сельскохозяйственных территорий конкурирующей знатью и возникло большинство тогдашних замков. Устройство господствующего над ландшафтом высотного замка как атрибута благородного образа жизни кажется в этот период было еще привилегией больших династий, в то время как члены только лишь медленно поднимающегося (имперского) министериалитета закладывают свои маленькие замки без исключений на равнине, вблизи поселений крестьянских. Этому принадлежавшему позднее к низшей знати кругу лиц рывок на высоты удался очевидно лишь во времена Штауфенов.

Horst Wolfgang Böhme